Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2016 » Декабрь » 21 » Февраль: расклад сил: прогрессивный блок, масонство...
06:45
Февраль: расклад сил: прогрессивный блок, масонство...

Продолжение третье

 

Однако вернёмся к ещё выше упомянутому Военно-промышленному комитету.

Военно-промышленный комитет, своим созданием, убивал, так сказать «двух зайцев»: во-первых, это вышеуказанные сверхприбыли, коррупция и воровство, а во-вторых – он представлял собой этакий «проект», позволявший «отбить» возможность национализации военной промышленности в России, – по аналогии с происходящим на тот момент в Англии, которая взяла да и национализировала свою военную промышленность, – в виду «снарядного» и прочего «военного» голода, возникшего в ту пору и позволившего Германии наступать тогда по всем фронтам; вот местные «российские» олигархи и придумали подобного рода, извините, отмазку, дабы избежать аналогичной «национализации», – создать Военно-промышленные комитеты (ВПК), хе-хе.

К слову, помимо ВПК, и в значительной мере совместно с ними, работая рука об руку, а точнее – рука руку моя, – появились тогда такие организации, как Всероссийский земской союз и Всероссийский      союз городов, – вскоре объединившиеся в единую структуру Земгора (Земского и городского союзов).

Земской союз – возник ещё в июле 1914-го г., с целью вроде как помощи, «от земств», раненым и иным пострадавшим от войны, – и, соответственно, ради возможности наживаться «на пожертвованиях», за счёт раненых и прочих пострадавших, местной элите и олигархии; во главе данной организации встала такая, опять же, одиозная «личность», как Г.Е. Львов.[1]

Городской союз – аналогичная организация от «городов», т.е. от «посадских»; во главе её стоял М.В. Челноков – опять-таки, вполне одиозный тип.[2]

С другой стороны, вышеуказанные организации являлись хорошей «крышей» для ведения соответствующей «оппозиционных», антироссийской, в том числе масонской, деятельности. С третьей стороны, данные «союзы» предоставляли неплохую возможность разного рода «мажорам» отлынивать от фронта (они так и прозвались: «земгусары»), – ну и, конечно, при этом активно бороться, под «крышей» Земгора и ВПК, за «демократию и права человека» против «кровавого царского режима», приобщаясь к «высокой европейской» масонской культуре.

Однако прежде чем сказать несколько слов о такой, собственно, силе, как масонство – закончим с его фасадом-балаганом – «либеральными партиями».

Об «октябристах» и «кадетах» мы уже сказали, заметим, несколько слов, о третьей, здесь, силе – «прогрессистах».[3]

«Прогрессисты» («прогрессивная партия») – партия «либерального» толка, основанная в 1912-м г.; её «политический спектр» располагался где-то промеж кадетами и октябристами. Партия откровенно крупной олигархии. Суть программы партии довольно проста: «конституционная монархия» (нечто вроде, по народному, «боярского царя»), но всем, в действительности, владеют олигархи. Любопытно обратить внимание, что в данной партии состоял и весь «цвет» тогдашнего высшего российского масонства. Глава «фракции» – И.Н. Ефремов; крупнейшие члены партии – А.И. Коновалов, Рябушинские…

Несколько слов о данных персонажах.

Ефремов Иван Николаевич (1866-1945) – «донской» олигарх-землевладелец, «мировой судья»; то и дело то в одной, то в другой мелкой «либеральной» партии, пока, вот, наконец, не осел в «прогрессивной» партии (1912 г.), в создании которой принял живое участие; стал председателем данной фракции в Думе. В 1909-м г. являлся одним из организаторов российской группы Межпарламентского союза, – довольно мутной организации, вроде нынешних подобного толка международных организаций «демократического мирового сообщества», – а этот (И.Н. Ефремов) и сам полез и Россию потащил в эту мутную международную жижу. В том же году – случился одним из основателей и общества «Мира», – вроде как пацифистского толка организации, – судя по всему, как и вышеупомянутая «межпарламентская» выставочная креатура, сляпанной по «масонской линии». Также, г-н Ефрмеов – один из основателей «Прогрессивного блока» (о коем см. ниже).

Фигурировал, в качестве «государственного контролёра», в провокационной нашумевшей публикации (август 1915-го г.) в уже упомянутой газетке «Утро России», заговорщицкого «кабинета обороны», – сиречь, своего рода «ответственного министерства», столь вожделенного для местной оппозиционной олигархической и масонствующей прогрессивной общественности, – в значительной мере «пересекшегося», в итоге, с составами «временных» и «временных коалиционных» правительств, после Февраля 1917-го г.[4]

В Первом коалиционном Временном правительстве (май-июль 1917-го г.) И.Н. Ефремов – побывал министром юстиции (в июле 1917-го), во Втором коалиционном (июль-сентябрь) – министр государственного призрения; только, впрочем, уже не как «прогрессист», а – вполне в струе, как «радикальный демократ» («Российская радикально-демократическая партия»).

Один из главных, так сказать, масонов России; один из основателей ложи «Малая Медведица» (в 1912-м г.), – «дочерней» структуры «Великого Востока народов России»; входил в ложи «Розы» (глава ложи), «Астрея»; после, в эмиграции, являлся членом лож «Гермес», «Фивы», «Добрый самаритянин» etc., – от Великого Востока Франции; состоял в Капитуле, – т.е., своего рода «головке» сети лож, – «Великие шотландцы».

Коновалов Александр Иванович (1875-1949) – из староверов, выходец из «Вичугских фабрикантов» – старообрядческого клана-общины (Ивановская область); много и подолгу, как истинный брат-сектант, жил в Англии; крупный бизнесмен-олигарх, имевший текстильный, биржевой и пр. бизнес; имел тесные «деловые» контакты с кланом Рябушинских; подобно вышеупомянутому Рябушинскому, сколачивал «либеральные» партии (например, Торгово-промышленную, в 1905-м г.); аналогично, хозяин и спонсор различных «либеральных» СМРАД (в том числе, это касается и упомянутого «Эха Москвы»... ой, простите, «Утра России»); масон; сторонник объединения всех оппозиционных сил против «царского кровавого режима»; с 1915-го г. – зам. Гучкова в Центральном военно-промышленном комитете, сиречь – рулил процессом того, как олигархи наживались на нуждах фронта, и, одновременно, плели нити заговоров против Государя. Наконец, стараниями Коновалова и его «братьев», объединение «либеральной оппозиции» состоялось – сложился т.н. «прогрессивный блок».[5]

«Прогрессивный блок» (с августа 1915-го г.) – неформальное объединение «либеральных» партий против «царизма»,  – кстати, обращу внимание, и всё это – во время войны! – как раз именно тогда, когда Николай II отобрал у в.к. Николая Николаевича «верховное главнокомандование», – только, казалось бы, Николай Николаевич, действительно, став по пророческим словам генерала М.Д. Скобелева, сказанным им ещё в 1877-м г., «самым опасным человеком для Государя», собрал вокруг себя верных людишек, расставил их по местам, предполагая, судя по всему, вот уж начало своей игры-партии по загону в «матовую ловушку» Николая II, с целью самому стать «царём», – только, впрочем – царём-то вполне уж «боярским», ублажая интересы крупной олигархии и прочих «братьев», – однако: раз – и Николай II сломал всю эту хитрую комбинацию, в самом её зародыше – отправил Николая Николаевича на Кавказ, а сам стал Главковерхом, попутно убрав некоторых высокопоставленных «людишек» Николая Николаевича с их постов. Так что, заговор, так сказать, тогда не удался. Вот и пришлось заговорщикам спешно координировать и перегруппировывать все свои «оппозиционные» силы – уже под эгидой думского «Прогрессивного блока».

Да, к слову, назвали-то как – «прогрессивный» блок! – вроде как, значит, получается, что все те, кто противостоят ему, – сиречь, царь да его подручные, – суть враги прогресса, ретрограды и мракобесы. А мы, значит, светоч мира и развития.

         На фасаде данной организации («прогрессивного блока») вновь запрыгал политический клоун-провокатор Милюков; более же, реально, крупные фигуры – слегка остались в тени. Хотя тоже, вроде как, в руководстве: Коновалов, Ефремов etc. Целями данного «блока», являлись всё те же: «ответственное правительство» (перед Думой «ответственное»), амнистия «политическим заключённым», автономия Польши и Финляндии, «свободу евреям», и т.д. и т.п. политическая провокационная бредятина. – И всё это, повторюсь, во время тяжелейшей Войны! – Представьте, например, во время Великой Отечественной Войны, где-нибудь так в году 1943-м, приходят к товарищу Сталину, его «соратники по партии», из высших чинов, и говорят: надо делать «ответственное правительство», а то товарищ Сталин и его «правительство» де не справляются со своими обязанностями, и ещё, мол, надо выпустить всех политзаключённых, а Прибалтику с Украиной отдать Гитлеру или «союзникам». Безумие? Разумеется, безумие – и за подобные безумные «предложения» вся эта гоп-камарилья, вполне справедливо, отправилась бы в места не столь отдалённые, или вообще к стенке встала, ну или, в самом лучшем для неё случае – оказалась бы в клиентах закрытой психлечебницы с решётками на окнах. А эти, в Первую мировую войну – вот, запросто требуют от «кровавого» царя чего-то аналогичного, и ни у кого даже мысль не шевельнётся, что вся эта их деятельность вполне тянет на расстрельную статью за «государственную измену», «по законам военного времени». И если бы Николай «поставил бы их к стенке», то, положу руку на сердце, очень правильно бы сделал. Единственно правильно!

         Однако фантастически мягкий русский «кровавый» царь не сделал с ними вообще ничего. Зато сделали с ним они; чуть позже. Это, как говорится, жестокие законы политики. А с подобными персонажами – право слово, нужно поступать только так: к стенке. Ну или в психушку; пусть там «духов вызывают», занимаются «столоверчением» и совершают свои прочие «мистические обряды»; все – в одной палате. №6.

         Ну вот, наконец, мы, пожалуй, и перейдём, на этой «мистической» ноте, к руководящей и направляющей всеми этими довольно эфемерными, радужно переливающимися в своих «политических спектрах», кругами на воде, то бишь на «политической поверхности», силе, а именно – к масонству.

         Масонство, подробности, идеологические и исторические, его возникновения и развития, есть тема отдельного большого, и весьма, надо сказать, интересного, разговора; здесь же я лишь обрисую некий лёгкий эскиз его, масонства, исторического пути и его, соответственно, идеологического содержания.

         Идеология масонства, да и, в значительной степени, его история, берёт своё начало в гностических сектах и культах Ближнего Востока, возникших там в I-II вв., соединяясь с культами и сектами герметическими, офитов; чуть позже – сюда добавляются манихеи, и т.д., и т.п.; эти, не особо многочисленные, тайные секты и культы, вытесняются на задворки и окраины государств, империй (Восточной Римской Империи, европейских государств), в культурно-политическое подполье, однако, в тот или иной исторический, благоприятный для себя, период – вот оказываются уже на поверхности и бурно распространяются: в виде богумилов, катаров, альбигойцев, жидовствующих (на Руси) etc.; несколько позже в канву данных эзотерических культов и сект, то таящихся под спудом волнений исторического океана, то всплывающих на его поверхность, вплетается каббалистическая доктрина, – это с одной стороны (со стороны, прежде всего, «Испании», в ту пору – «тайфы», сиречь множества различных эмиратов-халифатов на Пиренейском п-ове, в культурно-религиозном подполье которых и оформляется окончательно данная эзотерическая доктрина); а с другой – это идеологии ближневосточных сектантских еретических исламских, исмаилитского толка, культов, – впитанных, прежде всего, Тамплиерами в Палестине. Данные тамплиеры (разгромленные в нач. XIV в.) и явились своего рода предшественниками «классического масонства». И вся эта пестрая оккультная и еретическая палитра расцвела пышным цветов в эпоху Возрождения, – на склоне которой появились и легендарные «Розенкрейцеры», и «Спиритуали», и социниане, и «чешские братья», и «польские братья», и «индепенденты» (в Англии) и много-много, вообще, иных «протестантского» толка аналогичных сект да ересей. Ну а в начале XVIII в. (официально в 1717-м г.), уже какое-то время таящееся под политическим и историческим спудом масонство, скрывающееся за витриной «профсоюзов архитекторов» («вольных каменщиков»), наконец, показывается, – вершинкой своего «айсберга», – на поверхности Клио: некие четыре английских, уже подспудно существовавших, масонских ложи собрались в лондонской пивнушке «Гусь и рашпер», при церкви св. Павла,[6] и объединились в Великую ложу Лондона и Вестминстера (с 1738-го г. прозывавшейся Великой ложей Англии), – с тех пор, головную ложу всех прочих масонских лож, по преимуществу, по сути – «дочерних» ей. После чего масонство торжественно зашагало по Европе; в Россию первые ложи, вроде как, проникли и утвердились в 1731-м г. (при Анне Иоанновне (императрица 1730-1740-й гг.)).

Основой ритуальной мифологии и мистерий масонства является легенда о Хираме – умученном архитекторе-строителе храма Соломона, упоминающемся в Библии (3Цар. 7:13, 2Пар. 2:13, 2Пар. 4:11).

Вполне в соответствии с «гностической» моделью, масонские «тайные общества» имеют внутри себя строгую иерархию «посвящённых», свою ступенчатую иерархическую систему, причём на каждом новом уровне «посвящения» обращённому даётся новое, иногда – принципиально новое, знание, кардинально отличающееся от того знания, которое он имел, находясь на более низких этажах «посвящения».

Впрочем, масонство, сеть его лож, во всём своём спектре, являясь Субъектом по отношению к тем же марионеточным и «фасадным» политическим партиям, само, по сути своей, является инструментом транснационального Капитала, его (культа Мамоны) Жрецов.

Масонство оказывается весьма удачно сложившейся сетью-структурой, позволяющей Капиталу (его Жрецам) преодолевать стесняющие его, транснациональный Капитал, «национальные» государственные границы, убирать мешающие его господству «режимы», – прежде всего «режимы» монархические, – предпочитая устанавливать везде, где воцаряется, симулятивные модели марионеточных, криптоколониальных «демократий», позволяющих извне, в той или иной мере, контролировать экономику и, вообще, всю социальную сферу этих полуколониальных «государств», имеющих в качестве своей «государственности» лишь, зачастую, герб да гимн, а всё прочее, – законы, производство денег, ресурсы и т.п., – контролируется из «жреческой» Метрополии.

Российское самодержавие, пусть даже в своей наличествующей чужеподобной (псевдоморфической) форме, так или иначе оказывалось в то время (XIX - нач. ХХ вв.) камнем преткновения на пути обращения вышеуказанными Жрецами Российской Империи в свою криптоколонию, в сырьевой придаток, в страну грабительского «периферийного капитализма». На данном пути, впрочем, указанные Жрецы Мировой Мамоны достигли, в России, к рассматриваемому здесь времени (начало ХХ века), немалых успехов. Благодаря прежде всего всё той же российской элитке, страдающей западническим чужебесием, российской олигархии и, так называемой, не к ночи помянутой, «российской интеллигенции», о коей мы уже говорили выше.

Все эти указанные проводники и яростные адепты Олигархического принципа, всеми правдами и неправдами, уже с давних пор пытались втянуть Россию в «мировое цивилизованное сообщество», – т.е. обратить её в сугубую колонию Запада, в пространство грабежа, сиречь в то, во что было, к рассматриваемому нами времени, обращено, почитай, пространство всего прочего Земшара: и Африка, и Азия; к слову, к указанному времени великие державы, – Англия, Франция, Германия, Соединённые Государства Америки и Российская Империя, – «благополучно» делили-нарезали себе «Китай»; к России, в частности, отходили, в сферу её влияния, весь северный Китай, Манчжурия и Внутренняя Монголия; так вот, тем паче, для Европы, а особенно для её, так сказать, квинтэссенции – Англии – подобное положение дел, касательно России, представлялось какой-то нелепостью: ибо Россия, по твёрдым убеждениям «мирового цивилизованного сообщества», должна была сама превратиться в объект дележа-грабежа, должна была отдать свои ресурсы «развитым цивилизованным странам».

Об этом, к слову, было прозрачно намёкнуто России на Берлинской конференции (ноябрь 1884-го г.), когда, вроде как говоря о дележе Африки, «европейскими мировыми державами» было объявлено, что все недоразвитые страны должны отдать, вследствие собственной бестолковости и неразумности, свои ресурсы в ведение более умных и рачительных Хозяев, то бишь – европейцев и американцев; Россия же тут никоим образом, в числе «развитых и умных», не подразумевалась; она, напротив, должна была открыться транснациональному Капиталу и отдать ему, в более «разумное и справедливое» пользование, свои огромные ресурсы. Тогдашний русский царь, – Александр III Александрович (император 1881-1894-й гг.), – на данный намёк даже бровью не повёл, вида не подал, однако – на заметочку, судя по всему, взял, уяснил, так сказать, суть отношения к себе и к его Державе алчного «мирового сообщества».

Надо сказать, что данный царь существенно поприжал начавших было поднимать, при Александре II, свои головки адептов и носителей упомянутого Олигархического принципа; Россия, при нём, явно взяла курс на собственное развитие: пошёл активный процесс «первой» индустриализации. Однако британцам, судя по всему, удалось, через своих «человечков-врачей», убрать (отравить) данного Государя (к слову, первое покушение на него, совершённое (в октябре 1888-го г.) посредством закладки бомбы под вагон поезда, не достигло своей цели).

Однако при новом Государе, Николае II Александровиче, агентам влияния, проводникам Олигархического принципа, сиречь – английских интересов, а точнее – обращения России в олигархическую колонию Англии, – удалось, шаг за шагом, отжать, внутри страны, для себя пространство возможностей, собрать силы, всё глубже втянуть Россию в систему-трясину «периферийного капитализма», – и, наконец, нанести разящий удар по российской монархии. А для контроля и координации указанных действий как раз и использовались масонские ложи.

Надо заметить, к случаю, что весьма важным шагом на данном пути втягивания России в упомянутую трясину стала так называемая «реформа Витте».

         Витте Сергей Юльевич (1849-1915) – министр путей сообщения 1892-й г., министр финансов 1892-1903-й гг., предсовмина 1903-1906-й гг. Выходец из «балтийских немцев», по отцу; по материнской линии – кузен Е. Блаватской, – оккультистки, основательницы теософии, в современном смысле этого слова, основательницы Теософского общества (создано в Нью-Йорке в 1875-м г., совместно с английскими «чуткими товарищами» «полковником» Г.С. Олкоттом и «адвокатом» У.К. Джаджем). Масон, связан с «французскими» ложами. В детстве жил в Тифлисе; в юности – в Кишинёве; затем – в Одессе; работал в местном железнодорожном управлении; оказался в числе виновных чиновников в серьёзной железнодорожной катастрофе (декабрь 1875-й г.) военного (!) поезда, у речки Тилигул, однако вместо того, чтобы сесть на несколько лет, как прочие виновные, отделался «гауптвахтой», а вскоре, вообще, пошёл на повышение. Попал под покровительство местного киевского олигарха – И.С. Блоха, – состоявшего в тесной связи с Т. Герцлем, – тем самым отцом-основателем сионистского движения; состоял в тайных связях с революционными движениями.[7] – То и дело, находясь уже в высших эшелонах власти, выступал в качестве провокатора, прощупывая настроения «наверху» и можно ли «двинуть» тот или иной проектик своих заказчиков. Оченно любил актрисулек. Пролезши в министры финансов, учинил – в обход Госсовета!, внеся вроде как «незначительные поправочки» в законодательство, – «денежную реформу» (1897-й г.), введя так называемый «золотой рубль», действуя, здесь, вполне очевидно, в интересах Ротшильдов и, вообще, Великобритании. Ротшильды к тому времени скопили у себя большую часть мировых запасов золота и теперь, таким образом, переводя, шаг за шагом, не мытьем так катаньем, валюты ведущих европейских стран на «золотой стандарт», брали эти страны в свой кредитный оборот, – творя на этом деле свой глобальный гешефт, высасывая ресурсы данных незадачливых стран. Вследствие указанной «реформы Витте» деньги становились в России особым «дефицитом», реальные доходы граждан резко упали, а что касается государства то оно, в силу ограниченности своих золотых запасов, не могло больше производить деньги под те или иные стратегические индустриальные проекты в должном количестве – и попадало, тем самым, в «золотую удавку»; индустриализация блокировалась; это с одной стороны; с другой стороны, России, теперь, вследствие всего этого, стала сильно нуждаться в иностранных инвестициях, – тем самым теряя экономическую самостоятельность, да и саму возможность экономической автаркии, – элементарно вползая в состояние страны периферийного капитализма, становясь, экономически, криптоколонией тех же Британии и Франции (в коих заправляли Ротшильды и аффилированные с ними финансовые кланы); разумеется, и государственный внешний долг России стал расти после оной «реформы», «как на дрожжах». Паче учитывая, что российский рубль, в результате данной «реформы», «обеспечивался» золотом почти на 100%, – в отличие от европейских валют, «обеспечивающихся» таким образом кратно меньше. Спустя лишь год «реформы», внешний «золотой долг» России стал уже больше всего «золота» в обращении в России. Олигархический принцип, можно сказать, торжествовал. Россия становилась экономически криптоколонией. Мировой олигархат стал благополучно высасывать её ресурсы и снимать свои  прибыльные «сливки».

         Помимо этого: Витте выступал (отчего бы это!?) против присоединения к России Ляодунского п-ова (в 1898-м г.), – стратегически важной геополитической точки на востоке, – особенно важной в пору тогдашнего «мирового дележа» Китая. Был против крестьянской общины (разумеется, община так или иначе мешала обращению русского народа в атомизированных рабов транснационального Капитала). Сделал всё, чтобы отдать Японии Сахалин, – во время переговоров по «Портсмутскому миру» (август 1905-го г.), – и лишь определённая неуступчивость в данном вопросе Николая II позволила Витте-переговорщику «подарить» Японии лишь пол-Сахалина, – хотя японцы, бывшие более не в силах продолжать войну, уже готовы были подписывать мир на любых условиях!, – с тех пор предатель-председатель Витте так и прозвался «граф полусахалинский».

Лично составлял «Манифест 1905-го г.»…

Простите, но мне так и представляется, довольный, до слюнок и соплей, «граф», корпящий над оным «манифестом», являющим собой, вроде как, первый серьёзный шаг к ограничению в России самодержавия.

Лоббировал (1906-й г.) огромные «французские займы», затягивающие Россию всё сильнее и глубже в трясину «долгового» рабства у транснационального капитала; etc.

Приехав же с «переговоров» из Портсмута, не унялся и живенько настрочил Государю «записку» (от 9 октября), на которой я бы остановился чуть подробней, – любопытный, надо сказать, и очень характерный документ, – как раз предшествующий, и хронологически, и идеологически, вышеупомянутому «манифесту» (от 17 октября).

Сперва Витте говорит в «записке» вполне здравые и даже умные, в общем, вещи: вполне грамотно об основах государственного устройства, о том, что государственное устройство зиждется на некоей своей высшей Идее, высшей своей Цели; о том, что оно, государство, должно, в своём исторической форме, соответствовать этой Идее-Цели; о том, что оно не должно вырождаться в сугубую Форму, отчуждённую от своего Содержания (Цели-Смысла);[8] довольно верно обнаруживает корни «революционных» бунтов в «Расколе» и «Петровских реформах», etc. Но далее начинаются прямо-таки сказочные кульбиты. «Идеей», как-то само собой, тут становится у него, для России, некая «гражданская свобода», которая, по Витте, мол, всё равно восторжествует, или сама собой, так сказать, эволюционно, либо – «революционно», и это, мол, будет уже бесмысленный и беспощадный «русский бунт»; и потому, мол, не надо бояться вступать на «конституционный путь»; не надо бояться дать «свободу собраний», учинить «свободные выборы», «свободную прессу» (!); ну а министерства, мол, надо собирать из лиц «уважаемых общественностью» и «преданных преобразованиям» (заметим, особо, не Государю преданных, не России, – а «преобразованиям», сиречь – «революции»); и надо, мол, связать Думу с этим правительством (т.е. бла-бла-бла о всё том же «ответственном министерстве»!); ну и, наконец, до кучи, дать полную автономию «Польским губерниям», Грузии и другим частям Кавказа (так!), – мол, это нисколько не ударит по единству государства, но успокоит общество…

Создаётся впечатление, что у министра не всё в порядке с головой. Дело даже не в том, что по ходу «записки» г-н Витте, в одном абзаце – частенько откровенно противоречит следующему своему абзацу, а в том, что не видеть пагубность подобных предложений – это либо вообще ничего не понимать в происходящем в стране (вариант «дурак»), либо – цинично и подло вредить, расчитывая на то, что, мол, «царь дурак», авось и пойдёт по предоженному «пути», хе-хе (вариант «враг»).

«Записка» говорит сама за себя. Витте предстаёт здесь как человек далеко не глупый, но в то же время – «либо дурак, либо изменник»; однако поскольку мы уже увидели, что он был явно не дурак (хотя, вполне возможно, и, действительно, с некоторым «хаосом в голове»), то – вывод напрашивается сам собой.

Немудрено, что Николай очень скоро так и запишет (в «дневнике») о Витте (январь 1906-го г.), что, мол, никогда не видел такого (!) Хамелеона. А в ноябре того же года – даст зарок (в письме матушке) никогда не поручать «этому человеку» (Витте; уволенному с поста предсовмина в апреле 1906-го г.) и самого маленького дела!

         В «личной жизни» граф находился вполне под каблуком у своей второй жены (с 1891-го г.) – Матильды Исааковны Нурок (Лисаневич, по первому её мужу), разведёнке-еврейке-куртизанке, оккультистке и медиумичке, вхожей в дома крупных еврейских финансовых воротил. Это с одной стороны.

         С другой стороны – и сам находился, так сказать, под «покровительством» Адольфа Ротштейна (так сказать, от Блоха – к Ротштейну), – в частности, главы Санкт-Петербургского международного коммерческого банка, и, вообще, являвшегося «человеком» Ротшильдов и Мендельсонов в России. – По сути, этот «грубый неопрятный рыжий сутулый очкарик» Ротштейн и рулил «чистеньким красавчиком» Витте в его «денежных реформах»; был его, так сказать, «серым кардиналом».

         Сергей Юльевич служил, в сущности, «агентом влияния» в России даже не какой-нибудь там, собственно, Англии, а именно транснационального олигархата; и насколько интересы данного олигархата, хоть и гнездящегося прежде всего в Великобритании, совпадали с интересами Британии (как государства) – настолько Витте «работал» на Британию, а насколько интресы транснационального олагархата расходились с непосредственно английскими государственными интресами (такое тоже вполне могло быть и бывало), – настолько «расходился» с Англией и Витте.

         В 1906-м г., на волне «революции», граф Витте потихонечку «подал в отставку». Как говорится, очередной «мавр сделал своё дело…»

         Когда Витте умер (1915-й г.), по выражению Николая II, в России «погас большой очаг интриг». Но мавр, действительно, своё дело уже сделал.

         Витте, исходя из его биографии, по сути, не знал «коренной» России (просто никогда не жил в ней, – то в Тифлисе, то в Кишинёве, то в высших эшелонах Санкт-Петербурга); якшался с более чем сомнительными личностями; находился под покровительством ещё более тёмных личностей; однако хорошо умел выходить, то и дело, сухим из воды, – по-видимому, именно благодаря подобного рода «личностям» и особенным, соответствующим, личным качествам…

В итоге, написал мемуары (изданные уже после его смерти, за границей, беглыми «либералами»), в которых занимался самолюбованием и самооправданием, ненавязчиво переворачивая всё с ног на голову и выставляя себя «спасителем отечества» и «Д' Артаньяном», а всех прочих – придурками.

Ну а теперь, собственно, к масонским ложам в России и их «представителям». Запрещённые аж ещё в 1822-м г., к концу XIX в. масонские ложи стали так или иначе вылупляться и в России. Сперва нелегально, полулегально, под разного рода «гуманитарными» «общественными» вывесками, а потом, после «манифеста» 1905-го г., вот уж и вполне открыто, – насколько, конечно, это слово («открыто») может быть применимо к подобного рода «сообществам».

Особенно на ниве «возрождения масонства в России» активничал некий М. Ковалевский. Максим Максимович Ковалевский (1851-1916) – социал-дарвинист, «юрист», либерал и «украинец», точнее – «шляхтич», вроде как даже «лично знавший» самого «коммунистического» гуру – К. Маркса; будучи уволенным (в 1887-м г.) из Московского университета (в коем «либерально-скандально» профессорствовал), оказался вскоре в Лондоне, потом – в Париже, где, под чутким англо-французским руководством, «основал» (в 1901-м г.) «Русскую высшую школу общественных наук», сиречь – этакий «институт по повышению квалификации» в плане «приобщения к общечеловеческим ценностям» либеральной, да и буйно революционной, российской «интеллигенции», – этакие, своего рода, высшие курсы для российской «оппозиции», вроде как «прихожая-кастинг» в масонство и, шире, в «агенты влияния», ну или, хотя бы, в «пятую колонну» внутри России.

Сам Ковалевский вступил в масонство около 1888-го г., в парижской ложе «Космос». Одно время числился в любовниках Софьи Ковалевской (урождённой Корвин-Крушевской), бывшей замужем за одним из его родственников; в 1905-м г., под революционный шумок, вернулся в Россию, – причём не просто вернулся, а с особой «братской» миссией (от французских лож «шотландского» ритуала, «Великой Ложи Франции»): «возрождать» масонство в России, – зачастую под видом «общественных и гуманитарных организаций», – коих становится, соответственно, главой-председателем: «Общества им. Шевченко», «Общества Мира», «Литературного кружка им. Герцена», «Юридического общества Санкт-Петербурга» etc.

«Брат» Ковалевский создаёт в России не только ложи и подобного рода мутные «общественные организации», но и камуфлирующие их образования – политические партии: является, в частности, одним из основателей партий «прогрессистов» и «кадетов».

В 1908-м г. – выступает главой думской (!) делегации в Лондоне, – куда российские «депутаты» поехали поднабраться опыта, а по сути – предстать «на смотрины» перед своими хозяевами-кукловодами. С 1907-го, на «либеральной» волне, месье Ковалевский – вновь профессор, но теперь уже Санкт-Петербургского университета…

От того же Великого Востока Франции в Россию, в 1908-м г., с аналогичной специальной миссией, были посланы «мастера стула» (т.е., по сути, главы) своих лож, члены Верховного Совета Великого Востока Франции, некие «братья» Бертран Сеншоль и Жорж Буле, – открывшие в России («от Варшавы до Иркутска»), также, несколько лож, начиная от «Полярной Звезды» в Санкт-Петербурге и «Возрождения» в Москве. Месье Сеншоль становится здесь, в России, «первым наблюдателем», а месье Буле – мастером-наместником.

Одним из главных «споснсоров» «Полярной звезды» являлся граф А.А. Орлов-Давыдов, получивший высокий статус в масонской иерархии, которого другой крупнейший российский масон князь Д.И. Бебутов, «брат» по ложе, красочно охарактеризовал, как тучного неуклюжего типичного дегенерата, отличавшегося фноменальной глпостью и которого терпели только из-за его больших денег…

В 1909-м г. от «Полярной звезды» отпочковываются ложи-дочки «Северное сияние» и «Заря Петербурга», а также – «Военная ложа». К концу 1909-го г. в масонах числились около 100 человек в России.

В Государственных думах всех созывов, масоны, числящиеся в разных партиях, выступали единым фронтом относительно некоторых принципиальных, для своего «братства», вещей: с соответствующими изменениями, за «ответственное министерство», против правительства, против «еврейских погромов», за политическую амнистию, против смертной казни.

В 1910-м г. была создана даже специальная ложа – «думская» - получившая имя «Розы». В которой числятся все наиболее активные думские либеральные политики: это и Некрасов, и Чхеидзе, и Коновалов, и М.И. Скобелев, и Гегечкори, и Керенский, и Колюбакин, и т.д. Председателем ложи числился Ефремов.

В 1910-м году «масонская пирамида» в России сделала своеобразный «ход конём»: произвела определённое «усыпление» некоторых лож и братьев, – тем самым, как бы выводя их из игры, а в действительности – как раз закручивая новую, политическую, Игру.

Масонство, так сказать, «сбросило кожу»; с другой стороны, можно сказать, что сбросило и пределённый «мистический» балласт; и стало в меньшей степени «мистическим» и «этическим», а в большей степени – целенаправленно политическим.

И вот тут настаёт время так называемого «Великого Востока народов России» (ВВНР).

 

[1] Львов Георгий Евгеньевич (1861-1925) – «князь», один из организаторов «банкетной компании», кадет, масон, «толстовец», с 1912-го – в «прогрессистах»; был выдвинут московской староверческой олигархией в «городские головы», однако не утверждён на правительственном уровне (1913-й г.); глава «Земского союза»; после объединения с «Союзом городов», стал главой, общей, «Земгора». Один из основных заговорщиков против Николая II; английская «шестёрка». С марта 1917-го (по июль 1917-го г.) – министр-председатель Временного правительства, а по совместительству – и министр внутренних дел. Доведя страну до определённой стадии «ручки» – передал эстафету «развала страны» Керенскому (следующий министр-председатель); сам же – «лёг на дно», вроде как в Оптиной пустыни. Арестован большевиками в начале 1918-го г., однако… вскорости отпущен. – Бежал в Омск, под крыло марионеточного (от Англии и Франции) Временного сибирского правительства, возглавляемого «братом» (масоном же) эсером П.В. Вологодским, – и был послан, далее, от имени данного «правительства», «в Америку», вентилировать вопрос об американской помощи в борьбе против большевиков… Однако, пока был в Америке, большевики уже вроде как в России победили «белых», и наш «князь» подался, «с чистой совестью», в Париж… Где обратился в тривиального стареющего беженца-мемуариста.

[2] Челноков Михаил Васильевич (1863-1935) – из олигархического клана Челноковых, специализировался на кирпичном бизнесе; московский городской голова (1914-1917-й гг.), «кадет», масон, участник программного собрания-совещания заговорщиков (против Николая II) в декабре 1916-го г. на явочной квартире всё того же Коновалова, под крышей, вроде как, «Союза городов». В 1918-м г. – активно контактировал с английским резидентом Б. Локкартом. Бежал из страны в 1919-м г.

[3] Чтобы совсем завершить тему «октябристов», укажу на парочку таких важных, здесь, «партийных» политических фигур, как М.В. Родзянко и А.Д. Протопопов.

Родзянко Михаил Владимирович (1869-1939) – «самый большой и толстый человек в России», имевший весьма громкий басистый голос; официально, глава партии «октябристов», «украинец»; страдал манией величия, был крайне самовлюблён и напыщен, отчего и получил прозвище (от Пуришкевича) «индюк». Принципиально выступал против власти Николая II, вообще, и Распутина – особенно и в частности; за своё поведение заслужил от Александры Фёдоровны (царицы) такие эпитеты, как «мерзкий», «гадина» и, вообще, ей очень хотелось, чтобы «Родзянко повесили», ибо он «ужасный человек и такой нахал!». Председатель Госдумы (конец 3-го и 4-й созыв: с марта 1911 по февраль 1917-го; после – председатель Временного комитета Госдумы, до октября 1917-го г.). Изображал из себя главного «переговорщика» промеж Николаем II и Думой во время «февральского кризиса» накануне «отречения». В виде марионетки «тайных сил» сыграл важно-скверную роль в процессе данного «отречения». Однако сами же заговорщики-подельники, как только Родзянко «сделал своё гадкое дело», оставили его, почитай, с носом и не у дел. Действительно, был не только самым большим и громким, но и «самым глупым среди заговорщиков», этаким «слоном на побегушках» (меткое выражение И.Л. Солоневича). В 1920-м сбежал на Балканы…

Протопопов Александр Дмитриевич (1866-1918) – последний министр внутренних дел Империи (с декабря 1916-го по февраль 1917-го г.), «благодаря» деятельности (точнее сказать – полной бездеятельности) которого на этом посту Империя и рухнула; октябрист, рекомендован Николаю II в «министры» самим английским королём (!), – очень возможно, именно «по масонской линии»; кроме того, подпевая английскому дирижёру, на данный пост его протежировали такие агенты английскогго влияния, как вышеупомянутый М.В. Родзянко (просил аж трижды!), С.Д. Сазонов (проанглийский министр иностранных дел), А.К. Бенкендорф (российский посланник в Англии, – абсолютгый англофил, почти не умевший говорить по-русски, писавший свои отчёты Николаю II на французском языке). А.Д. Протопопов состоял симбирским предводителем дворянства (ох уж этот Симбирск!, с его масонскими «традициями», да с будущими Керенскими и Ульяновыми-Лениными!). Взойдя на пост министра внутренних дел, преступно-халатно бездействовал, – а «революция» тем временем разгоралась. В то же время – удачно играл роль «сумасшедшего министра», – подобный стереотип наклеили на него вроде как «бывшие» соратники по думским либеральным партиям; возможно, действительно страдал маниакально-депрессивным психозом (или лишь неврозом?), однако, скорее, всего – дополнительно, при необходимости, изображал из себя «ненормального» (мол, «с дурака и спросу меньше»); одновремнно, подыгрывая «оппзиционной думе» и ролью эдакого «ретрограда», но в этой роли – только, действительно, изображал из себя «консерватора», «душителя революции», однако ничего реального не делал; кстати, более всех о «безумии» министра показным образом вопил его же «друг» и «брат» Родзянко. Дезинформировал, в конце февраля 1917-го г., Николая II о настоящем положении дел в Петрограде. Впрочем, возможно, ещё усугубляя своё душевное состояние, сам переживал по поводу того, что вынужден играть столь пагубную роль, с одной стороны, а с другой стороны – ничего не может изменить. Вроде как лечился от «психического расстройства» и у «тибетского экстрасенса» П.А. Бадмаева, и у французского (еврейского происхождения) оккультиста, магнетизёра и хироманта Карла Луи Перрена, и у специалиста «традиционной» медицины В.М. Бехтерева; да как-то всё это не очень помогало. Арестован «революционным правительством», – против смутной деятельности которого, в свою бытность министром, преступно бездействовал, – уже 01.03.1917-го г. Окончательно «излечился» лишь в октябре 1918-го г., – расстрелян большевиками.

[4] В газете публиковались тогда два, довольно схожих, варианта (от 13.08. и 14.08.), «кадетский» и «октябристский», в первом из них, в частности, фигурировали, помимо г-на Ефремова: председатель – Родзянко, министр иностранных дел – Милюков, министр внутренних дел – Гучков, министр финансов – Шингарёв, министр путей сообщения – Некрасов, министр торговли и промышленности – Коновалв, министр юстиции – Маклаков etc.; одним словом, знакомые всё «братские» лица; из уже наличествующего (что показательно) кабинета министров «оставлялись» – военный министр Поливанов и министр земледелия Кривошеин.

[5] После злополучного Февраля, в Первом, Первом Коалиционном и Третьем коалиционном временных правительствах, Коновалов – министр торговли и промышленности; в последнем – ещё и заместитель министра-председателя, то бишь Керенского, – коему приходился «большим личным другом».

25.10.1917-го Керенский поручил именно Коновалову «противостоять большевикам» (сам, разумеется, тут же смывшись, вроде как «за помощью»). После Октября – его, Коновалова, было арестовали, но скоренько отпустили: «брат» как-никак. Уехал во Францию. Состоял там членом Временного совета русского масонства (в Париже). Крутил свой большой бизнес, музицировал…

[6] Любопятно заметить, что тогдашние ложи в Англии собирались как бы под «крышей» местных пивнушек, – мол, пришли ребята, просто посидеть, попить пивка. Вот упомянутые 4 ложи резвились, по легенде, при следующих питейных заведениях: одна при «Гусь и рашпер», во дворе собора святого Павла; другая – при «Короне», на Паркер-лейн, неподалеку от Друри-лейн; третья – при «Яблоне», на Чарльз-стрит, Ковент-Гарден; и четвёртая – при «Кубке и грозди», Ченнел-роу, Вестминстер. Сперва ребята собрались договорились в «Яблоне»: об объединении; а уж, собственно, «объединились» в «Гусе и рашпере» (24.06.1717.).

 

[7] Бравировал, в частности, связями с таким насквозь подозрительным субъектом, как «Нико Николадзе», вроде как «шишкой» в среде «народовольцев». «Нико Николадзе» – «либеральный журналист», грузинский сепаратист, сбежавший, впоследствии, в 1920-м г. в Лондон, однако, вот, вернувшийся в СССР в 1926-м г. († 1928 г.); по совместительству – дядя крупного меньшевика, провокатора, грузинского националиста, ну и, конечно, масона, Ираклия Церетели.

[8] К слову, различие Идеи и Формы – очень важное тонкое философское различение, как раз раскрывающее суть того, почему Аристотель, в частности, с его концептом «Формы» категорически не мог понять Платона, с его концептом «Идеи»; Идея – это прежде всего внутренний принцип, самораскрывающийся и саморазвёртывающийся, глубоко единый со своим Содержанием, а Форма – нечто более внешнее и застывшее, отчуждающееся от своего Содержания. 

Продолжение следует

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/fevral_rasklad_sil_masonstvo_britanskaja_imperija/2016-12-22-66

P.S. Актуальное.

1.Ко дню рождения И.В. Сталина:

2.Н. Стариков о заказчиках убийства-провокации российского посла:

 

Просмотров: 113 | Добавил: defaultNick | Теги: прогрессивный блок, Витте, февральская революция, масонство
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz