Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2016 » Декабрь » 22 » Февраль: расклад сил: масонство, Британская Империя...
06:55
Февраль: расклад сил: масонство, Британская Империя...

Продолжение четвёртое

      "...Новогодний дипломатический прием состоялся в Большом Царскосельском дворце. На этом приеме послы Бьюкенен и Палеолог были неразлучны. На их вопрос о вероятном сроке окончания войны я ответил, что, на мой взгляд, состояние армии настолько поднялось и улучшилось, что если ничего непредвиденного не произойдет, то с началом военных операций можно будет ожидать скорого и благополучного исхода кампании. Они мне ничего на это не ответили, но обменялись между собою взглядами, которые на меня произвели неприятное впечатление…"                                     (В.И. Воейков)

 

     Великий Восток Народов России – дочерняя «фирма» Великого Востока Франции; основана ~ в 1912-м г.; представляла собой ложу «либерального» толка, т.е. целенаправленно заточенную на политическую деятельность: побольше политики, поменьше мистики, попроще ритуал; отстаивала «идеалы» полной «свободы совести», сиречь – полной свободы от последней. В сущности, была довольно-таки профанной организацией, по отношению к своей «матке» – Великому Востоку Франции, где считалась даже не Ложей, в полном смысле этого слова, а лишь, так сказать, «прихожей» в масонство. Впрочем, Великий Восток Франции намеренно вроде как «не признавал» эту свою «дочку» по той простой причине, что, предусмотрительно, не хотел мараться в том, что должна была сделать с российской монархией и Россиской Империей данная Ложа: мол, мы, честные французские масоны, тут совершенно, хе-хе, не при чём.

   Устав «Великого Востока народов России» написал С.Д. Мстиславский (Масловский), с сопутствующей редакцией «брата высокой степени посвящения», приятеля, в своё время, С.Ю. Витте, С.Д. Урусова.

   Кстати, созданная по аналогии с другими европейскими «Великими Востоками» (Франции, Англии, Италии и т.д.), российская ложа получила несколько видоизменное название благодаря «украинскому» брату-петрушке М. Грушевскому, который, будучи откровенным русофобом и корчившим из себя «украинца» петрушкой (которых, «украинцев», сам же и придумывал, самозабвенно работая на Австрийскую разведку), категорически отказался признавать за ложей имя «России». – Казалось бы, ерунда, ну не приняли бы в ложу одного сумасшедшего «украинствующего профессора», велика потеря! – Ан нет: видимо, кто-то, откуда-то Сверху, пригрозил пальчиком и сказал ребятам: «свихнувшегося «украинца» не трогать, а принять в ложу и покумекать над его предложением»! – Вот ложу и назвали несколько более длинно: «Великий Восток народов России».

   «Генеральным секретарём» данной ложи были: кадет Некрасов – в 1912-м и 1915-м гг.;[1] также кадет – А.М. Колюбакин,[2] в 1913-1914-х гг.; в 1916-м г. ложей заведовал А.Ф. Керенский, скакавший из «партии» в «партию»;[3] в 1917-м г. генеральным секретарём ложи стал меньшевик А.Я. Гальперн…[4]

К концу 1913-го г. к Великому Востоку Народов России, имевшему под собой сеть уже из около 40-ка «дочерних» лож, принадлежало ~ 400 человек, в основном – это представители российской, так сказать, элиты.

Любопытно отметить такой очевидный и простой факт, что к данной масонской ложе, как, впрочем, и к иным ложам, принадлежали люди вполне разных, иногда – до вроде как противоположных, политических взглядов, – от «либералов-олигархов» до «революционеров-социалистов», – однако, по сути, значит, управляющихся из одного Центра, и всё их политическое, на поверхности, различие оказывалось, здесь, лишь маской и игрой, – причём маски эти вполне могли, по ходу Игры, меняться, – и политическая марионетка начинала дрыгаться уже в совершенно ином виде и в ином «бла'а'одном» своём пафосе.

В подобной, скажем так, «масонской» системе иерархия, относительно России и её, так сказать, элиты, прослеживается довольно понятная: Британская корона, британская (транснациональная) олигархия, британская разведка – это вершина масонской пирамидальной «пищевой цепочки»;[5] второй уровень – это континентальные («французские» и пр.) ложи; третий уровень – российские «дочерние местечковые» ложи; четвёртый, нижайший, уровень – российские «олигархи», «политики», «политические партии», «революционеры» и прочий политико-клоунский балаган.

Ещё одной ложей, сыгравшей ключевую роковую роль в февральском перевороте является "Военная ложа".

Военная ложа – стала собираться на квартире генерала В.И. Гурко, с кон. 1908-го г., как своего рода «общественная организация» по связям думских представителей и военных чинов, так сказать, «сверять политические часики»; под сенью прикрытия подобного «круглого стола», как его, так сказать, внутреннее «эзотерическое» ядро, и образовалась «Военная ложа». Основателем-идеологом её был А.И. Гучков, – создавший данную «ложу» по аналогии с «младотурецкими» организациями, коих он был страстный поклонник (в Турции как раз тогда и случилась «младотурецкая революция»). Другим «локомотивом» Ложи был С.М. Масловский.

В 1909-м г. новоназначенный военный министр В.А. Сухомлинов, посеветовавшись с Николаем II, вроде бы «разослал», от греха подальше, членов данной ложи по городам и весям, – однако это оказалось лишь «временной мерой» и отнюдь не помешало «братьям» вновь актуализироваться уже во время Первой Мировой Войны, под чутким патронатом в.к. Николая Николаевича, – и, в итоге, интригами того же Николая Николаевича, «убрать» ненавистного Сухомлинова.

А теперь вкратце о «братьях» данной ложи.

Масловский Сергей Дмитриевич (1876-1943) – он же «Мстиславский», он же «Дмитриев», он же «Северный», он же «Белозёрский», etc., – «библиотекарь» Академии Генштаба, эсер (с 1904-го г.); активный участник «революции» 1905-го г.; член «Великого Востока Народов России»; посажен, за «революционную» деятельность, в 1910-м г. (вышел в следующем); большой друг Керенского; ещё в 1915-м г., будучи полковником Генштаба, активно проводил идею убить Николая II; после Февраля, назначенный «военным комиссаром» от Петросовета, пошёл арестовать уже на ту пору арестованного («Временным правительством») «отрекшегося» Николая, содержащегося тогда (с 09.03. по 01.08.1917.) в Александровском дворце в Царском Селе, однако сделать этого не смог: упёрся в охрану от «временного правительства» («двоевластие», однако ж), – как и не смог, получается, реализовать свою давнишнюю мечту: «замочить Николашку».

Кстати, любопытно заметить, что г-н Мысловский почему-то любил изображать из себя «Рюриковича» (мол, я круче «Романовых»!), – как «Мстиславский» что-ли? – хотя Мстиславские-то – были Гедиминовичи.

После Октября вошёл в число ЦИК Советов Украины, входил в тамошние незалежные левые эсеры – «боротьбисты»; но в то же время, был сторонником эсеровского союза с большевиками; успел даже немножко повоевать за «красных». После захвата земель «украины» немцами – подался в Москву. Вроде как принял участие в «эсеровском мятеже» (в июле 1918-го г.), за что и был арестован, – однако вскорости отпущен без последствий. С мая 1919-го г. – вновь в Киеве: на подпольной «лево-эсеровской» работе против «деникинцев»...

Впрочем, в «большевики» так и не вступил. После Гражданской войны ушёл с большой политической стези – подался в «советские писатели-редакторы»: пописывал романчики, стишки, мемуарчики, работал в редколлегиях. В 1938-м г. заделался «официальным биографом» самого В.М. Молотова. В итоге, даже не был репрессирован, умер «сам», в эвакуации…

Несколько слов об иных, исторически немаловажных, членах данной Ложи.

Гурко Василий Иосифович (1864-1937) – хозяин «нехорошей квартирки», где собиралась, поперву, «Военная ложа»; сошёлся с Гучковым ещё со времён англо-бурской войны. И.о. Начальника штаба  российской армии с 11.11.1916. по 17.02.1917-го гг., – во время «болезни» генерала Алексеева (о коем чуть ниже); заложил, за это время, основы будущей «военной ловушки» для Государя, создал, так сказать, инфраструктуру заговора. С той же, по-видимому, целью присутствовал, в качестве одного из руководителей от России, на пресловутой «союзнической» конференции (с 19 января по 7 февраля 1917-го г.) в Петрограде, в кулуарах которой союзники-кукловоды (прежде всего, англичане) расставляли и инструктировали своих «революционных» марионеток-заговорщиков по России. После свершившегося Февраля – командующий Западным фронтом (до мая). Впрочем, арестован Керенским и Кº в августе 1917-го г. (по-видимому, обставлявшими скоро грядущую провокацию «корниловского мятежа», убирая «опасных», в силу их «излишнего многознания», людишек) – и выслан, в начале октября, уже после состоявшегося и «подавленного» «корниловского мятежа», за границу («лишний конкурент не нужен»), в Финляндию. Умер в Риме.

Поливанов Алексей Андреевич (1855-1920) – генштабист, большой друг Гучкова; метил в военные министры, но интрига не прошла; уволен в 1912-м г. в отставку военным министром А.В. Сухомлиновым, как, действительно, пучок масонских («гучковских» и Кº) интриг. Однако заговорщики, под патронажем в.к. Николая Николаевича, путём подлых интриг, сумели «вернуть должок» и – убрали Сухомлинова, всё же протолкнув в военные министры «своего» г-на Поливанова (министр с июля 1915-го по март 1916-го гг.).

Императрица Александра Фёдоровна очень верно советовала, в письме от декабря 1916-го г., Николаю отправить г-на Поливанова, вместе с подельниками, Гучковым, Милюковым и Львовым – в Сибирь! Разумеется, по этапу.

Современники заметили, что г-н Поливанов странно мрачнел, если российская армия побеждала, и, напротив, как-то даже внутренне радовался, ежели она терпела на фронте поражения…

После Февраля, ген. Поливанов – председатель Особой комиссии по «реорганизации армии на демократических началах», – сиречь, главный «смотрящий» по целенаправленному разложению русской армии; на этом поприще составил, под чутким гучковским руководством, убийственную, для воинской дисциплины и, значит, для армии, «декларацию прав солдата», – утверждённую, впрочем, уже Керенским, сменившим, в мае 1917-го, Гучкова, очередного «мавра, сделавшего своё дело», на посту «военного министра» и «благополучно» продолжившим целенаправленное разрушение страны и её армии.

Арестован большевиками в июле 1918-го г. С февраля 1920-го г. – служит в РККА; впрочем, недолго, – вскорости умирает от тифа.

Янушкевич Николай Николаевич (1868-1918) – «бумажный» генерал, Начальник штаба при главковерхе в.к. Николае Николаевиче (с июля 1914-го по август 1915-го гг.); остался главным подручным великого князя и на Кавказском фронте; входил в кавказское «осиное гнездо» заговорщиков (против Николая II), роившееся вокруг Николая Николаевича. Попав в руки то ли «красным», то ли просто бандитам – расстрелян ими в 1918-м г.

Надо заметить, что именно из данной («военной») ложи вышли генералы-заговорщики, сыгравшие роковую роль в «русской революции», по сути и вынудившие Николая «отречься», или, что тоже очень вероятно, обеспечить ситуацию, в которой можно было учинить огромный пиаровский «фейк» данного «отречения». А теперь – о главных генералах-акторах заговора.

Рузский Николай Владимирович (1854-1918) – главнокомандующий Северо-Западным фронтом (с сентября 1914-го г.), с августа 1915-го – главком Северного фронта; большой приятель Родзянко. Категорически бездарен в военном отношении. Кстати, уже расхожая фраза о том, что, мол, удивительно, как Россия смогла «три года воевать при столь бездарном руководстве?!» – имеет большую долю истины: высший российский генералитет (за редкими исключениями, лишь подтверждающими правило) был, действительно, по своему прямому профессиональному предназначению, на ту пору, довольно бездарен, – по меткому выражению И. Солоневича, на верхах армии зияла дыра.

Что, впрочем, не особо удивительно, ибо всё более торжествующая «олигархическая модель» государственного устройства всё откровенней воспроизводила бюрократический тип власти, с его соответствующим отрицательным иерархическим отбором, выводя наверх наиболее страдающих «непризавитом»[6] людишек, безответственных и бездарных, но зато ушлых карьеристов, чей «профессионализм» заключался прежде всего в умении занимать всё более высокие и «тёплые» места;[7] получалась, вообще, абсурдная ситуация, когда, в этой сфере, непрофессиональный и мало, вообще, пригодный для исполнения высших управленческих функций, император Николай II, став Верховным главнокомандующим, очень скоро стал ориентироваться в военных тактике и стратегии даже лучше, нежели напыщенные его «генералы-профессионалы», не говоря уж о бывшем главковерохе – бездарно-амбициозном в.к. Николае Николаевиче.

Зато, вот, в интриге «отречения» Николая II генерал Рузский сыграл самую что ни на есть ключевую роль; о данном «отречении» будет отдельный подробный разговор, здесь же скажу лишь о том, как генерал Рузский (по красочным описаниям «свидетелей-участников») при этом неотступно теребил «колеблющегося» Николая с навязчивым требованием: ну, подписывайте, подписывайте!, Вы же видите, что Вам ничего иного не остаётся!, надо сдаваться, хе-хе, на милость победителей!... – В то время как должен был, как дававший присягу Государю офицер, сказать совершенно иное: прикажите, Ваше Величество, «зачистить» всех заговорщиков и бунтовщиков!, мне зачистить их «помягче», «точечно», или в более жёсткой форме, с «размахом»?...

Генерал Рузский стал, так сказать, символом измены русских генералов Государю. Успел даже об этом побахвалиться: это я, мол, убедил Николая отречься!

Впрочем, бахвалился он недолго. Снят с должности уже в конце марта 1917-го г., – «друзья» по «заговору», захватив власть, дали подельнику-генералу политического пинка. После чего Николай Владимирович укатил в курортный Кисловодск, – где, впрочем, его и накрыло то Лихо, которое он разбудил своими, мягко говоря, неумными действиями: арестован большевиками в сентябре 1918-го г., и «благополучно» ими казнён (под Пятигорском) в октябре того же года.

Алексеев Михаил Васильевич (1857-1918) – с августа 1915-го г. главком Западного фронта, и почти сразу – Начальник штаба Ставки. Входил в число «заговорщиков», однако следвал здесь крайне осторожной тактике, всегда предпочитая находиться как бы с краешку, присмотреться, как оно пойдёт, а потом уж и присоединяться к «хорошо пошедшему процессу»; не от того ли и имел свой знаменитый слегка «косящий» взгляд?, – отчего и получил от Верховного главнокомандующего Николая II доброе прозвище «наш косоглазый друг». Впрочем, был, как хорошее исключение из правил, не совсем профан в военном искусстве и, в значительной степени, руководил процессом верховного главнокомандования и Штабом, при Главковерхе Николае II, более менее грамотно; однако, тоже отнюдь не здорово, – категорически избегал сколько-нибудь ответственных стратегических полководческих решений, предпочитая тактику «как бы чего не вышло»; был, по своей натуре, отнюдь не военным смелым стратегом, а, скорее, «бумажным» чиновником в погонах.

Несмотря на свою видимую, вроде как, лояльность Государю, крайне негативно относился и к Царице, и, особенно, к Распутину, рассуждал о них в том ключе, что, мол, государством правит «безумная женщина», а подле неё «клубок грязных червей», – имея я виду, конечно, Распутина, А.А. Вырубову (фрейлина императрицы, её близкая подруга), Б.В. Штюрмера (предсовмина, январь-ноябрь 1916-го г.) etc. 

Когда узнал о готовящихся вариантах непосредственного «заговора», – аресте Николая II на пути в Ставку (или из Ставки), либо аресте лишь царицы («проект Львова и Кº», от октября 1916-го г.), – то ли, действительно, на этой почве перенервничав, заполучил «болезнь почек» (ноябрь 1916-го г.), то ли, дабы опять же, «постоять с краешку» и поглядеть «как оно выйдет», просто просимулировал болезнь, – и подался в Крым на «лечение от уремии». В его отсутствие, Штабом Ставки стал руководить другой генерал-заговорщик Гурко, – однако что-то, по-видимому, у заговорщиков тогда не срослось, смешались карты, и «путч» не состоялся. Заговорщики даже было приезжали к «больному» Алексееву в Крым, «сверить карты», и хитрый генерал скромно им тогда намекнул, что, мол, помогать им не будет, однако и мешать тоже. Впрочем, когда Алексеев «выздоровел» и вернулся (18.02.1917.) в Ставку и вновь занял привычную должность – «дело» «заговора генералов» двинулось к своей непосредственной реализации: Алексеев вызвал «срочно» в Ставку Государя, – якобы для «совещания», а в действительности – в ловушку...

Судя по всему, Михаил Васильевич до конца пытался «усидеть на двух стульях»: и, под нажимом более «смелых» заговорщиков, Рузского, Гурко etc., задержать Николая в Ставке, и, в то же время, «уйти из-под ответственности», – и вроде бы Николая «задержал», но, сказавшись, вновь, «больным», мол, температура поднялась высокая, вот, вроде бы и «упустил-отпустил» царя, – рано утром 28.02.1916. Николай скорее-быстрее сел в свой поезд и уехал из Ставки, – но именно, как оказалось, туда, куда как раз и загоняли его заговорщики: в Псков, в Ставку Северного фронта…[8]

С апреля 1917-го, М.В. Алексеев – Верховный главнокомандующий, – до середины мая: снят с должности (заменён на А.А. Брусилова). Во время постановочного спектакля «корниловского мятежа», снова был поставлен Начальником штаба (при Главковерхе-клоуне – Керенском); арестовывал Корнилова (01.09.1917.); однако через недельку и сам ушёл, вновь, в отставку, уже окончательную. После Октября бежал на Дон; занимал высшие посты в Добровольческой «белой» армии. Умер от пневмонии в октябре 1918-го г.[9]

Крымов Александр Михайлович (1871-1917) – сторонник «крутых» методов в отношении «царизма»; сам по себе, имел довольно брутальный характер, был вельми груб с подчинёнными и, вообще, по жизни; тесно сошёлся, на почве «заговора», с Гучковым, Терещенко, Родзянко. Во время Февральского переворота был в Кишинёве, – и, оттого, очень сожалел, что не принимал непосредственного участия в «отречении» Николая. Принял, вместо отстранённого генерала Ф.А. Келлера, «первой шашки России», выразившего полную поддержку Государю (один из очень немногих в ту пору) и отказавшегося присягать самозванцам из «временного правительства», его 3-й конный корпус. Предлагал «февралистам» ввести жёсткую диктатуру, – однако она никак не входила в планы более «посвящённых» его «братьев», целенаправленно тянувших Россию в пропасть. В августе 1917-го поддержал Корнилова, назначившего его главкомом Петроградской армии, но… как и Корнилов оказался в заведомой «ловушке-подставе», и – то ли сам застрелился (причём так неумело, что ещё какое-то время жил), то ли, что более вероятно, был застрелен некими «адъютантами» Керенского (по сути – «киллерами»).[10]

Очень нелишне заметить, что при Штабе Ставки, – и, судя по всему, ненавязчиво руководя процессом, – постоянно присутствовали представители «союзников», прежде всего – английские спецпредставители; и не просто пассивно присутствовали, а довольно активно работали в русле своих (английских) интересов.

Это и сэр Альфред Нокс – английский генерал, военный атташе в России (1911-1918-й гг.), «прописавшийся» в Ставке с начала войны, большой приятель П. Бьюкенена, 23.02.1917-го г. проведший «диспозиционные», в плане расклада мизансцены заговора, переговоры с Гучковым; это и Джон Хенберри-Вильямс – ещё один английский генерал, и тоже английский спецпредставитель, с начала войны, в русской Ставке, так сказать – «консультант», «смотрящий», – к слову, человек А. Мильнера…  

Ну а тут мы подходим, собственно, к Субъектам Игры, к реальным кукловодам «Февраля».

Альфред Мильнер (1854-1925) – представитель высшего британского истеблишмента, специализировался на управлении английскими колониями; после череды высоких постов по этой линии – губернатор Капской колонии (с 1897-го г.), верховный комиссар Южной Африки; примерно в это время вошёл в знаменитый «Круглый стол» или «Группу» Сесила Родса,[11] которую возглавил после смерти последнего; «профессиональный колониальный администратор»; один из организаторов и командующих (с английской стороны) англо-бурской войны (1899-1902-й гг.); «серый кардинал» английского премьера Ллойд Джорджа (премьер 1918-1922-й гг.); куратор-кукловод таких «туземных вождей», как Г.Е. Львов и М.В. Челноков; высокий масон «Великой ложи Англии»; прибыл в Россию со специальной миссией 16.01.1917-го г. – расставить «пешки» и развесить «красные флажки» (для загона волка-императора), накануне столь нужного, «кровь из носу», Великобритании госпереворота в России.

Лорд Мильнер – приехал тогда в Россию в качестве главы британской делегации на межсоюзническую (Петроградскую) конференцию, проходившую с 16 (29). 01. по 08 (21). 02. 1917-го г.; к слову, французскую союзническую делегацию возглавлял тогдашний министр колоний (!) Гастон Думерг, – бывший премьер (в 1914-м г.) и будущий президент Франции (1924-1931-й гг.), высокий масон («Великий Восток Франции»), – весьма показательно, что на Конференцию в Петроград съезжаются спецы по колониальной политике и вышего ранга масоны.

Официальная повестка Конференции – вроде как, координация действий намечающейся наступательной компании, – да, плюс, и дополнительное выбивание «российского долга»; в действительности – под жалостливые песенки про «огромные царские долги», проверка ситуации в России накануне готовящегося «государственного переворота», «сверка часов», расстановка сил, снабжение заговорщиков деньгами и инструкциями.

Замечу, что на данной конференции союзнички, вообще, обнаглев, извините, в корень, выдвинули Николаю II Александровичу свои требования о том, чтобы российская сторона ввела в свою (!) Ставку их, союзников, англичан и французов, представителей! – мол, для более согласованного и мудрого руководства военными операциями, причём с правом решающего голоса! – Ну и, конечно, добавочно – выдвинули требование введения всё того же «ответственного министерства». – На что, впрочем, Николай ответил им вполне резонно и ясно, что мы, мол, во-первых, сами неплохо воюем, во-вторых, мы от вас ничего подобного не требуем относительно наличия своих «кураторов-представителей» в ваших Ставках и, наконец, в-третьих, мы лучше вашего знаем, как должно управлять своим (!) государством…

Братья-союзники, по-видимому, всё поняли – и решили действовать чётко через заговор…

Вышеупомянутая «Группа», созданная Родсом – своего рода элитная тайная организация высшего ранга, объединяющая в себе представителей английской, прежде всего, высшей элиты и имеющая своими целями, по возможности, управление мировыми процессами во имя торжества Британской глобальной колониальной Империи и высшей английской расы, а одной из важнейших задач этого сообщества, на пути оного торжества, было объединение англосаксонской, Великобритании и СГА, элиты, по возможности, в единое целое, в единый кулак. В данное тайное сообщество, кто изначально, кто чуть позже, вошли такие серьёзные личности, как: лорд виконт Эшер (Реджинальд Бретт), сэр А. Бальфур, первый в истории пэр-еврей Н. Ротшильд, эрл А. Розбери, эрл Дж. Грей…[12] Круг этих «посвящённых» людей, впрочем, был отнюдь не широк.

В основе «духовной» идеологии «Круглого стола» – каббала, теософия Блаватской, герметизм, гностическая традиция, социально-эстетическое учение Дж. Рёскина (английский художник, эстетик, платонический любитель нимфеток, в итоге – сошедший с ума). «Круглый стол» – название отсылающее к знаменитому «Круглому столу» «короля Артура» (сарматского князя Яр-Тура, отправленного, по службе, Римской Империей в Британию), легендарного персонажа древней английской мифологии.

Внутри себя данное сообщество, созданное по аналогии с моделями иллюминатов и иезуитского ордена, подразделялось на два круга: внутренний круг – «избранные», и внешний круг – «помощники». Во внешний круг зачастую принимались «нужные» люди из элиты иных, не Великобритании, стран, – в числе коих можно было увидеть и представителей Российской Империи: например, министра иностранных дел «этой страны» А.П. Извольского (министр иностранных дел в 1906-1910-х гг.), благодарно потрудившегося, как изящный английский «агент влияния», во славу британской Короны. Разумеется, то высшее Тайное Знание, которое получали и имели вхожие в «круг избранных», довольно серьёзным образом отличалось от того, во что посвящались входящие в «круг помощников».

В отношении данной тайной организации хочется отметить несколько нюансов.

В-первых, это то, что в круг «избранных», первоначально, вошли представители высшей английской аристократии, причём – зачастую, с довольно тонкой специализацией: специалисты по колониям и колониальной политике.

Колониальная политика, удержание колоний, целенаправленная разработка ресурсной базы этих колоний, и, по возможности, расширение этой ресурсной базы, – например, что для нас особо важно, за счёт территорий Российской Империи, – вот основной круг интересов и целей данного сообщества. А для того, значит, деятельность данной Тайной организации так или иначе предполагала ослабление и, по возможности, сокрушение геополитических конкурентов Британской Империи, – и, значит, в числе первоочередных задач, здесь имелось в виду и сокрушение Российской Империи: через учинение в ней внутренней смуты («революции»).

Во-вторых, данное Тайное общество – не только, скажем так, приходило тогда на смену «масонским ложам», которые, в силу утверждающихся новых культурных и политических реалий, уже оказывались несколько устаревающими, – вследствие их «средневековой» обрядности и прочей, уже вроде как излишней, ритуальной напыщенности, да и репутация, мягко говоря, у «вольных каменщиков» была уже довольно-таки подмоченной; нужно было что-то новое, более «современное», более «прагматичное». – Данное Тайное общество – оно ещё и как бы дополнительно надстраивалось над уже имеющейся системой, собственно, масонских лож, осуществляя координацию, и прочее «чуткое руководство», их деятельности.

Так что, можно быть вполне уверенными в том, что «Круглый стол» («Группа») приложил свою Руку и к «русской революции», осуществляя вот это самое «чуткое руководство», через «ниточки» масонских лож и используя иные рычаги влияния, на местных «российских» заговорщиков, – в интересах, разумеется, Британской Колониальной Империи.

В-третьих, нельзя забывать и про глубоко оккультное ядро данной организации, – что весьма важно и показательно, тем паче если вспомнить здесь всё то же, уже многовековое, противостояние православного «Третьего Рима» и оккультной «Зелёной Империи». По-видимому, во многом именно в связи с данным нюансом в указанное сообщество («Круглый стол»), в числе прочих, вошёл и такой персонаж как Уильям Стед (1849-1912) – «журналист», профессиональный провокатор, судя по всему – трудившийся на британскую разведку, но, главное – спирит, медиум, специалист по медиумическому автоматическому письму (когда духи умерших надиктовывают тебе, находящему в трансе, свои сообщения-пророчества), организатор, на этой ниве, «Офиса Джулии» – вроде как, организации, предоставляющей всем желающим подобного рода «медиумические» услуги; погиб на «Титанике».

Другим кукловодом, Субъектом «революционной» Игры, тесно сотрудничавшим с «группой Мильнера», был небезызвестный английский посол Джордж Уильям Бьюкенен (1854-1924) – посол в России в 1910-1918-х гг., – «руководил», можно сказать, тогдашним министром иностранных дел Российской Империи англофилом С.Д. Сазоновым (министр иностранных дел в 1910-1916-х гг.), перенявшим эстафету «английского агента влияния» у своего предшественника, уже упомянутого, А.П. Извольского; ненавязчиво курировал российскую «оппозицию», направлял её и координировал её действия. Если в 1916-м г. сэр Дж. Бьюкенен лишь ещё прозрачно «намекал» Николаю II о необходимости создания «ответственного министерства», то в январе 1917-го г. – уже потребовал, на уровне политического шантажа, от российского Государя, нарушая все правила дипломатического приличия, «либеральных политических реформ», – очевидно, отдавая себе отчёт в имеющихся у него тогда в наличии «силах» внутри страны, удерживая пучок ниточек от местных «оппозиционных» петрушек, всех спектров, в своём крепком колониальном британском кулачке. Прикрывал английского резидента в России Самюэля Хора,[13] «патрона» и непосредственного руководителя Освальда Рейнера – убийцы Григория Распутина.

Дж. Бьюкенен осуществлял непосредственное, ненавязчивое, кураторство местной «российской оппозиции», изящно подталкивая её в нужном направлении.

Нельзя, разумеется, говорить, что Великобритания контролировала, снизу доверху, от и до, весь «заговор», точнее сказать – все «заговоры», – поелику оных было несколько, в разных их вариациях; нет, Британия, через своих «представителей», официальных и неофициальных, лишь изящненько подталкивала, подначивала да науськивала, хотя, бывало, и спонсировала, «революционные» и «заговорщицкие» «движения» в России, так сказать, подталкивала, в нужном направлении, снежный ком «заговоров» и «революций», используя патологические (с точки зрения государственного блага) политические и экономические интересы местных олигархических и, вообще, элитных групп, и обеспечивая, зачастую через эти же группы, подпитку, деньгами и «идеологией», местных «бастующих революционных масс», – комочек нужно было лишь слегка подтолкнуть да направить, а он сам потом покатится, нарастая по ходу, и покатится, нарастая и нарастая…

Местные элитные группы, так сказать, делали всё сами, – нужно было лишь, опять же изящно и тонко, владея их умами, их ещё и простимулировать, во всех отношениях, направить да скоординировать их действия, – причём, зачастую, используя эти «группы» более втёмную, через серию «посредников» и дёргая прочие опосредующие «ниточки».

Благо колониальный имперский опыт у этих ребят был большой, – в отличие от профанных, совершенно не искушённых в многослойных политических играх и «глобальных колониальных» интригах и манипуляциях, местных элитариев и, с позволения сказать, «российских интеллектуалов». – А то, что в России, в «умах» российской элиты и, вообще, «интеллигенции», господствовало западническое чужебесие, бестолковое преклонение перед всем, что идёт, летит и ползёт из Европы, – а уж из Англии особенно!, это, вообще, высший писк!, – только облегчало задачу. Впрочем, полагаю, не будь этого духовного чужебесия – ни у англичан, ни у немцев каких-нибудь, не было бы ни шанса на «русскую революцию»!

 

[1] Некрасов Николай Виссарионович (1879-1940) – член кадетского ЦК; в 1912, 1915 и 1916-х гг. –  генсек Великого Востока Народов России; большой друг Керенского; входил, наряду с последним, в, так сказать, пятёрку «высших» российских масонов, в коей, также, помимо них, обычно позиционировались Коновалов, Терещенко и Ефремов. Большой друг Гучкова; был замом Львова в Земгоре; один из ведущих заговорщиков против Николая II. После Февраля, в 1-м Временном правительстве и в 1-м Коалиционном временном правительстве – министр путей сообщения; во 2-м Коалиционном ВП – зам. председателя и, по совместительству, министр финансов. Сторонник «самостийности» «Украины», – в составе «делегации», вместе с «братьями» Керенским, Терещенко и Церетели, подарил ей столько «самостийности», сколько она сможет вынести и даже более того, «одарив» её ещё и новороссийскими восточными территориями. После Октября скрывался под фамилией «Голгофский», работал «статистиком»; однако был раскрыт и арестован (в марте 1921-го г.), впрочем, «по-братски», отпущен., – по легенде, вроде как после личной встречи с Лениным (так!). И вот, видимо, по высокой протекции, наш брат-герой – вскоре уже подвизался в управлении Центросоюза СССР (!). Впрочем, в 1930-м г. – вновь арестован, – получил, на сей раз, 10 лет, – Ленина-то уже нет, и прочие «братья», кто умер, кто расстрелян, кто сидит. Принимал участие в проектировке и строительстве Беломорканала, – где, по-видимому, ему как раз и пригодились навыки «вольного каменщика»; вышел по УДО и, далее, проектировал и строил уже на воле. В 1939-м г. – вновь арест, и – наконец, награда-возмездие нашла своего героя: был расстрелян (май 1940-го г.).

            Пару слов и о вышеупомянутом Терещенко.

            Терещенко Михаил Иванович (1886-1956) – типичный мажор с амбициями, «жених с состоянием»; олигарх, землевладелец, сахарозаводчик, из «казаков» (по-видимому, из староверов); масон, полиглот, «юрист»; «украинец», симпатизировал «украинству», – вместе с «братом» Церетели, в июле 1917-го, приветствовал, от «лица» Временного правительства, Раду в её самостийном пафосе, отрезавшего, «на радостях», для самостийников, куски России (как раз восток Новороссии). Издатель, балетоман, банкир, крупный коллекционер произведений искусства; кореш Гучкова, Некрасова, – опять же, один из ведущих олигархов-заговорщиков против Николая II. Занимал высшие посты в Земском союзе и Военно-промышленном комитете, вволю пользуясь раскрывшимися здесь возможностями, мягко говоря, «личного обогащения». В 1-м Временном правительстве – министр финансов; в последующих Коалиционных правительствах – министр иностранных дел; очень понятно и логично: на посту министра финансов – благополучно «всё украл» (что можно и что не очень можно), а затем улаживал вопросы перевода присвоенных средств в западные банки, – впрочем, не только для себя, но и для всей своей «либеральной братской» гоп-компании. После Октября – арестован, но очень быстро отпущен; бежал в Финляндию, и, далее, транзитом, в Англию. В Европе, впрочем, значительная честь его денег была европейскими властями «экспроприирована», якобы в счёт погашения «царских долгов»; однако кое-что, по-видимому, в кубышке у Михаила Ивановича осталось, поскольку, очень скоро, он вновь имел свой немалый «банковский бизнес» во Франции, – по-видимому, как раз на украденные из «проклятой России», заначенные, денежки; близко сошёлся с представителями семьи-клана Рокфеллеров, «ходил под ними». Шиковал: имел самую большую яхту в Европе («Иоланта»), второй по величине бриллиант («Терещенко»). Опять же, масонствовал.

[2] Колюбакин Александр Михайлович (1868-1915) – член либерального «Союза освобождения» (1905-й г.), ЦК кадетской партии, видный масон, один из основателей ложи «Полярная звезда» (1907-й г.); член ложи «Роз» (специальная «думская» ложа-дочка Великого Востока Народов России).

[3] О Керенском, его биографии, не стану здесь писать подробнее, потому как его биография требует особого разбора и представляется сегодня фантастически фальсифицированной. Скажу лишь, что личность это весьма мутная, сыгравшая одну из ключевых ролей в уничтожении России; целенаправленно делал всё, – судя по всему, по английской «методичке» и под английским чутким руководством, – по уничтожению Российской Империи; довёл страну до распада и, очень уже тут логичной, «октябрьской революции». Чем более страна разваливалась, тем выше становился Керенский; ну а когда довёл страну до руки и точки – благополучно слинял. Опять же, «мавр сделал своё дело»….

[4] «Александр» «Яковлевич» Гальперн (1879-1956) – «юрист», меньшевик, кореш А. Керенского; управделами Временного правительства. После Октября бежал в Англию, – где продолжил активную работу на британскую разведку. Кореш Залмана («Зиновия») Свердлова-Пешкова, – брата Якова Свердлова, усыновлённого английским пиарщиком и политтехнологом Максимом (Алексеем) Горьким (Пешковым), в будущем – ставшего «французским» генералом.

[5] Надо заметить тут весьма важный момент. В рассматриваемый исторический период, мировой крупнейший олигархат, Ротшильды и пр., имел своим, так сказать, «гнездом» Британскую сетевую империю, стремящуюся к утверждению своего мирового колониального господства; и потому, для данного периода, будет справедливо сказать: если я говорю о Британской империи – я, значит, имею в виду, с соответствующими изменениями, и транснациональный мировой капитал.

            В рассматриваемое время Соединённые Государства Америки еще не имели той, превалирующей, мощи, в финансовом плане, которую они получат по результатам Первой мировой войны (хотя по экономическим «валовым» показателям они уже стали первой в мире державой), и уж тем паче по результатам Второй мировой войны, – потеснив Британию с финансового транснационального олигархического пьедестала, – когда мировой финансовый олигархат обретёт, скажем так, два своих центра: «старый», условно, «Лондон» («Лондонский Сити») и, условно, «новый» – Федеральную резервную систему СГА; Глобальный Зверь-Дракон, образно говоря, обретёт две своих «головы».

            В данную же эпоху «голова» его, пока одна, обреталась в Лондоне. Хотя, начало «второй головы» тоже было уже положено: создание ФРС произошло в декабре 1913-го г.

[6] «Непризавит» – термин С.Н. Паркинсона, обозначающий своего рода патологическое состояние управленческой системы и её членов, заключающееся в полной профнепригодности высокопоставленных членов данной системы, с одной стороны, и их непомерной зависти, заставляющих их как раз и лезть всё выше и выше по лестнице этой иерархической системы; с соответствующим отрицательным иерархическим отбором, когда «наверх» отбираются в наибольшей степени завистливые и профнепригодные.

[7] Офицерский же корпус был более «здоров» в этом отношении; проблема здесь заключалась в ином, в том, что многие лучшие офицеры оказались выбиты ещё в начале военной компании; лучшие из пришедших им на смену – выбиты к осени 1916-го г.; таким образом был вычерпан запас, и без того довольно тонкий, людей деонтологического типа (с высоким чувством долга), на которых, в сущности, и держится социальная система, – что также сыграло свою нехорошую роль в скоро последующем разложении армии и «революции».

[8] Подробнее об этих событиях напишу в специальном соответствующем тексте.

[9] Иные из авторов, обыкновенно – апологетов «белого движения», анализировавших данные «февральские» события, склонны выводить генерала Алексеева из числа непосредственных заговорщиков, – оно и понятно, потому как Алексеев, впоследствии, оказался одним из основателей и руководителей упомянутого «белого движения», Добровольческой армии и т.д., и, потому, как-то, получалось, скверно, что, вот, один из руководителей тех, кто вёл белую армию против большевиков, был, собственно, виновен в том, что Россия рухнула в Смуту, виновен в зачатии русской Смуты; однако все эти потуги вывести Алексеева из числа заговорщиков выглядят, мягко говоря, очень неубедительными и даже, местами, нелепыми до смешного.

Да, наверное, в заговоре, как таковом, Алексеев не верховодил, а был, скорее, лишь «крайним участником», однако – очевидно, соучаствовал, и сыграл, при этом, одну из ключевых, так сказать, роковых ролей.

[10] О спецоперации-провокации «корниловского мятежа» – расскажем отдельно.

[11] Родс Сесил (1853-1902) – английский олигарх-бизнесмен-политик, сперва имел «хлопковый» бизнес, но затем занявшийся алмазами и, вот, наконец – южноафриканский «алмазный король», основатель (вместе с Чарльзом Раддом), в 1881-м г., знаменитой компании «Де Бирс» (первоначально, «Де Бирс майнинг компани лимитед», затем, с 1888-го г., «Де Бирс консолитейтед майнс», – по имени того землевладельца (некоего де Бирса), у которого он, Родс, приобрёл земельный участок, оказавшийся богатым алмазами; к 1891-му г. «Де Бирс» уже владела 90% мировой добычи алмазов); с 1890-го г. премьер Капской колонии; один из главных организаторов рейда Джеймисона (неудачного, в 1895-м г.) против буров, с целью захватить Йоханнесбург, а потом и полноценной англо-бурской войны, – за ради захвата богатых ресурсами (алмазами, золотом etc.) земель (в Трансваале и т.д.), занимаемых дотоле бурами-колонистами. Отец-организатор «Круглого стола» (иные названия сообщества: «Группа», «Мы») в 1891-м г.

Тесно сотрудничал с кланом Ротшильдов, по сути, был их «человеком»; свою алмазную империю выстраивал на ротшильдовские «субсидии». Обладал довольно слабым здоровьем (с детства), вследствие чего, любопытный фактик, оставил аж 7 завещаний, начиная с довольно молодого ещё возраста.

            Для информации. Алмазы были обнаружены в Южной Африке впервые около 1866-го г.; вскоре там были открыты и знаменитые кимберлитовые трубки – своего рода каналы-разрывы выхода газов через геологическую плиту, заполненные вулканическими породами (туфом, брекчиями и т.п.), содержащими и алмазы, – названы так по городку Кимберли, как раз в Южной Африке, названного так, в свою очередь, по имени английского графа Джона Кимберли (1826-1902) – побывавшего и министром иностранных дел, и министром колоний, и министром по делам Индии, и лордом-хранителем малой печати, и, даже, послом в России…

            В созданную Родсом «Де Бирс» вложились Ротшильды и Морганы, тем самым, в итоге, захватив алмазный рынок. После смерти Родса, спустя какое-то время пертурбаций, во главе компании встал Эрнст Оппенгеймер (1880-1957) – первоначально, «простой» скупщик алмазов, в 1912-м г. ставший мэром упомянутого «алмазного» городка г. Кимберли; в 1917-м г. основал «свою» алмазную «Англо-Американскую» компанию, – также, на деньги, первоначально, Морганов и Ротшильдов, – ну а с 1920-го г. – стал главой и «Де Бирс»…

            Кстати, результатом Первой Мировой Войны оказалось и вытеснение Германии с алмазных её колониальных (с 1883-го г.) копей на юго-западе Африки, в Намибии, где, также, были обнаружены (в 1902-м г.) очень серьёзные алмазные месторождения. Весьма важный момент! – Ибо алмазы это не только, и даже не столько, предмет роскоши, сколько – важнейшее техническое средство, особо важное в военной промышленности.

Созданный Родсом «Круглый стол» – своего рода, «добрый старый», но с учётом современных реалий, олигархический центр управления, контроля и координации, используя, по возможности, всю мощь Империи (Британской), «колониальным миром», в продолжение «добрых старых» традиций Ост-Индской Компании. В будущем, «Круглый стол» станет своего рода «матрицей» таких своих «внешних кругов», как «Бильдербергский клуб» (собравшийся в 1954-го г.), «Трёхсторонней комиссии» (с 1973-го г.), «Совета по международным отношениям» (с 1921-го г.) etc.

Свой бизнес-принцип С. Родс формулировал следующим образом («формула Родса»): «если бы в мире было всего 4 человека, то продавать алмазов нужно столько, сколько хватило бы лишь на двух!... но, при этом, обязательно, чтобы все они, четверо, постоянно испытывали личную нужду в алмазах!...».

[12] Реджинальд Бретт (лорд Эшер) (1852-1930) – «серый кардинал» английской политики нач. ХХ в.; протеже лорда Солсбери (см. ниже); масон высокой степени; один из тех «английских дипломатов», кто не дал России взять Константинополь в ходе войны 1877-1878-х гг., – что, к слову, произвело в тогда России весьма удручающее впечатление, вообще, на состояние духа и «общественное мнение»; один из организаторов и руководителей «рейда Джеймисона» и англо-бурской войны; большой друг Родса и графа Розбери; ~ с 1895-го г. «ближайший советник» королевы Виктории (королева 1837-1901-й гг.), королей Эдуарда VII (король 1901-1910-й гг.) и Георга V (король 1910-1936-й гг.); занимал ключевые должности в специально созданном (лордом Бальфуром), в период между Англо-бурской и Первой Мировой войнами, Комитете имперской обороны; один из отцов-создателей Антанты («Сердечного согласия»); один из организаторов Первой Мировой Войны; определял французскую военную политику по ходу данной Войны.

Бальфур Артур Джеймс (1848-1930) – представитель высшей английской элиты, английский премьер в 1902-1905-х гг., министр иностранных дел 1916-1919, и пр., и пр., и пр.; племянник, в свою очередь, Роберта Артура Талбот Гаскойн-Сесила, 3-го маркиза Солсбери, бывшего, с перерывами, премьер-министром Великобритании в 1885-1905-х гг., прославившегося жестокими подавлениями ирландцев и прочих «низших рас» и получившего за это прозвище «кровавый Бальфур»; А.Д. Бальфур же – рулил (с английской стороны) англо-бурской войной, навёз китайских рабов на южноафриканские алмазные золотые шахты. Ему же принадлежит и известная «декларация Бальфура» – письмо (ноябрь 1917-го г.) Уолтеру Ротшильду с поддержкой идеи еврейских колонистов и, вообще, еврейского переселения в Палестину, сиречь – в поддержку сионизма, – что привлекло, дополнительно, евреев на английскую сторону; большой друг Ллойда Джорджа (английский премьер 1918-1922-х гг.).

Ротшильд Натаниэль (1840-1915) – богатейший человек Великобритании и мира, представитель аналогично богатейшей олигархической семьи, внук знаменитого Натана Майера Ротшильда, назван в честь этого своего великого деда, один из спонсоров, под видом «помощи угнетаемым евреям», «русской революции» 1905-го г.

Примроуз Арчибальд Филипп, 5-й эрл (граф) Розбери (1847-1929) – представитель высшей английской аристократии, премьер Британии в 1894-1895-х гг., занимал иные весьма высокие посты («хранитель печати», глава министерства иностранных дел, глава либеральной партии etc.), имел жену из семьи Ротшильдов, – отчего весьма-весьма разбогател, даже по английским меркам, стал самым богатым в истории Великобритании премьер-министром.

Джордж Грей (1812-1898) – крупнейший специалист по управлению британскими колониями, был губернатором Южной Австралии (1841-1845), губернатором Новой Зеландии (с перерывом; 1845-1868-й гг.), губернатором Капской колонии (1854-1861-й гг.); Капская колония – от реки Оранжевая до берега океана на юге Южной Африки. После губернаторства – член новозеландского парламента; в 1894-м г. вернулся в Англию…

[13] Хор (Хоар) Самюэль (1880-1959) – с 1903-го г. секретарь по делам колоний, с 1916-м г. английский резидент при Генштабе Ставки Российской армии, с июня того же года – вообще, глава английской резидентуры в Петрограде; благополучно, «сделав своё дело», уехал из России в феврале 1917-го г., и, получив свои соответствующие награды – далее, глава английской разведки в Риме, где, столь же успешно, окучивал и курировал Муссолини. В 1922-1929-х гг. – министр британских Военно-воздушных сил; в 1931-1935-х гг. – госсекретарь по делам Индии; с 1935-го г. – министр иностранных дел; потом, с 1937-го г. – министр внутренних дел; в 1939-1940-х г.. – лорд-хранитель печати…

            Вот какие люди, спецы по колониальной политике и госуправлению, творили «русскую революцию». Не шелупонь какая-нибудь. На спецоперацию «русская революция» были брошены лучшие силы Его Британского Величества.

продолжение следует...

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/fevral_rasklad_sil_itog/2016-12-23-67

 

P.S. "Школа аналитики" А. Фурсова (21.12.2016.):

 

Просмотров: 128 | Добавил: defaultNick | Теги: военная ложа, британская колониальная империя, великий восток народов России, круглый стол, Мильнер, февральская революция, бьюкенен
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz