Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2016 » Декабрь » 15 » Февраль: расклад сил: либеральные партии, интеллигенция...
07:12
Февраль: расклад сил: либеральные партии, интеллигенция...

Продолжение второе

 

Во главе «кадетской» партии стоял такой фееричный политический клоун, как Павел Николаевич Милюков. П.Н. Милюков (1859-1943) – типичный представитель отечественной интеллигенции, с «хитрыми бегающими глазками под пенсне»; «историк», был учеником В.О. Ключевского, однако рассорился с учителем. Основное сочинение «Очерки по истории русской культуры». Вообще, написал весьма много о русской истории, однако, что самое интересное, не понял в ней, в русской истории, вообще ничего; что, впрочем, очень типично для «многознающих» историков «либерального» толка; всё талдычил только, как попугай, в западническом своём бреде-угаре, «Россия це Европа!». Вот и допопугайничал…

Ездил в Америку (1904 г.); состоял в «Союзе освобождения», был вроде как «руководителем» оппозиционного «Союза союзов», объединявшего многие оппозиционные «кровавому царскому режиму» «общественные организации» (1905 г.); мутил, так сказать, «революционную воду», – и всё это, повторюсь, во время войны России с Японией!...

Действительно, удивительно, как Великобритания, учинившая, по сути, в своих интересах, указанную войну, одним щелчком пальцев, подыгрывая японцам, приводила в «революционное движение» и весь этот «российский» политический балаган на «раз-два»: справа налево и сверху донизу!

С марта 1907 г. Милюков – председатель ЦК кадетской партии; один из авторов нашумевшего провокационного «Выборгского воззвания», – в сущности, данное «воззвание» вышло именно в «редакции» Милюкова.

«Выборгское воззвание», – два слова о нём, – провокационное обращение к народу разогнанной 1-ой Госдумы (устраивала своё «политическое шапито» с апреля по июль 1906-го г., чем только вставляла палки в колёса нормальному, пусть и весьма далёкому от идеала, государственному управлению), выпущенное через пару дней после роспуска оной Думы. В «воззвании» содержался призыв ко всему российскому обществу поддержать Думу, а именно: не платить государственные подати (налоги) и не давать солдат в армию. Иными словами – это был призыв к саботажу в масштабах страны; очевидное государственное преступление.

Провокация «сработала» – почти все подписавшие «воззвание» (166 из 169) получили тюремный срок три месяца, с последующим лишением некоторых прав (например, избираться в Думу). К слову, сам автор-провокатор «воззвания», Милюков, никоим образом тогда не пострадал, потому как ничего не подписывал, ибо не был депутатом той Думы. И, впоследствии, благополучно «избирался».

Милюков – типичная марионетка-шестёрка в руках английского посла в России – Дж. Бьюкенена (посол 1910-1918-й гг.), – одного из главных реальных  кукловодов русской смуты и «революций»; в последние месяцы перед «февральской революцией», вообще, Павел Николаевич «не вылезал» из английского посольства.

В апреле-июне 1916-го г. позиционировался «неофициальной» главой делегации «думских либералов» в Англии и Франции, – «официально» главой делегации числился октябрист А.Д. Протопопов (о нём см. ниже), – а профессора-профана Милюкова своеобычно выставили на фасад.

Делегация имела встречи с английским королём Георгом V (король 1910-1936-й гг.), английским премьером Г.Г. Асквитом (премьер 1908-1916-й гг.), тогдашним министром внутренних дел Англии, в будущем премьер-министром – Д. Ллойд Джорджем (премьер 1918-1922-й гг.), с сыгравшим огромную роль в стравливании в Первой Мировой Войне России и Германии английским министром иностранных дел Э. Греем (министр иностранных дел 1908-1916-й гг.), с иными членами высшего «союзнического» истеблишмента, а также – с «польскими патриотами» (очевидно, что это была та ещё русофобская публика!), которым Милюков и Кº преступно посулили «полную польскую автономию».

«Думцы-делегаты» наговорили да наобещали на данных, по сути своей, «политических смотринах» перед своими «патронами-партнёрами», вообще, много всяких иных крайне крамольных «либеральных» вещей, – за которые, по законам военного времени, должны были, по «возвращении на родину», как минимум, лишиться всех своих постов да «депутатских мандатов», а по нормальному – оказаться расстрелянными; однако «кровавый царский режим» отчего-то, вообще, никак не прореагировал ни на явно крамольную деятельность своих «думских делегатов», ни на подозрительно-предательское поведение своих «союзников» по Антанте, – вполне, получается, имеющих те же «революционно-демократические» цели, относительно России и её Государя, в ситуации Войны!

Замечу, впрочем, что вроде как скрывшийся за «фасадом» г-н Протопопов, «заехал» тогда, как бы невзначай, по ходу, в Стокгольм, где имел «тёплую и дружественную» беседу с небезызвестным Максом Варбургом – крупнейшим немецко-американским банкиром, имевшим родственные связи с главными американскими «семейными» банками, вплоть до ФРС. О чём эти ребята кулуарно разговаривали – тайна за семь печатями; но явно не о «погоде». Предположительно, данная встреча была организована именно по «масонской линии», через видного российского масона князя Д.И. Бебутова (Бебуташвили), – члена кадетской партии, секретаря ложи «Полярная звезда», секретаря русских лож «ходящих» под Великим Востоком Франции, – жившего в то время за границей. Кукловоды-шахматисты расставляли свои куклы-фигурки.

В ноябре (01.11.1916.) г-н Милюков 1916-го г. произнёс свою «хитовую», как сейчас бы сказали, «думскую» речь: «Глупость или измена»: в которой опять же крайне провокационно обвинял Царицу и её «придворную партию», в лице Б.В. Штюрмера (предсовмина с января по ноябрь 1916-го г.), митрополита Питирима (митрополит Петроградский и Ладожский с ноября 1915 по март 1917-го гг.), ну и, конечно, «всесильного» Г.Е. Распутина, – в «работе на немцев», в попытках заключения «сепаратного мира» etc.

Причём, всю «фактологическую базу» своей речи г-н Милюков почерпнул из… статей в немецких и прочих европейских газетах, да плюс «перепечатки» оных в российской прессе!

Не смейтесь. Это всё сегодня кажется смешным и, действительно, запредельно глупым, – но тогда вот так (!) Милюков, а вместе с ним и подавляющее большинство прочих думцев, верили «исключительно правдивым» западным СМРАД![1]

Плюс к тому, Павел Николаевич апеллировал к «предупреждениям» о том же самом… английского посла Бьюкенена (одного из основных кукловодов «русских» «революций»); да ещё и сетовал, что, мол, кое-кто, вообще, изолгался до такой степени, что утверждает, что, дескать, «революцию» в России готовят Земской, Городской союзы да Военно-промышленные комитеты!, да съезды «либеральных» организаций!...

Мол, ха-ха!

Самое смешное здесь то, что именно данные «организации» да «союзы», действительно, очень скоро, окажутся основными рассадниками «февральской революции».

Досмеялись.

Лишь очень небольшая часть «думцев», вроде «черносотенца» Г.Г. Замысловского, открыто обвинила тогда г-на Милюкова в клевете на Царицу и её окружение. Однако это было лишь гласом вопиющего, – среди «пустыни» общего хора думских бандерлогов.

Чем, действительно, но уже со стороны, собственно, Милюкова, была данная «истерическая» речь (названная, к слову, упомянутым Бьюкененом-кукловодом «исторической»): запредельной глупостью?, или изменой?

Я, лично, склоняюсь к тому, что касательно именно проф. Милюкова – запредельной глупостью. Да, для большинства иных деятелей тогдашней «либеральной оппозиции» – подобного рода демарши, скорее, уже были именно «изменой», сиречь более тяжким преступлением; а Милюков – так, по-видимому, и остался в своей, очень мягко говоря, «либеральной» профанно-профессорской наивности.

К слову, среди всех прочих руководителей «либеральных» организаций, – его (Милюкова) вроде бы даже не взяли в масоны, даже в «прихожую» (впрочем, иные авторы склоняются к тому, что его всё же, в «прихожую», взяли). Держали, вообще, за этакую чисто выставочную фигурупровокатора-петрушку, – с которой взятки гладки: мол, «профессор», чего уж там, «баклан», одним словом; за «базар», как говорится, не ответит.

А он так, видимо, и не догадался, что его постоянно «использовали».

Однако И.Л. Солоневич был абсолютно прав, когда сетовал, что за данную «речь» Милюкова надо было повесить.

Нет, действительно, что происходит?! – Милюков со-товарищи, в военное время (!), говорят антигосударственные речи за границей, встречаются там с явными врагами отечества, произносят откровенно подрывные крамольные клеветнические речи с думской трибуны, клевещут на Государыню, – а им, от «кровавого режима», ни-че-го

Ни каторги, ни виселицы. Ни, даже, лишения депутаатского манадата.

Да что ж это за «режим» такой «кровавый», а?!...

Тут «товарищ», Милюков, сам, буквально и откровенно, нарывается, – а ему: ни-че-го

Впоследствии, в Первом Временном правительстве (март-май 1917-го г.) нашего «Фунта» (Милюкова) использовали на посту «министра иностранных дел»; но когда Игра перешла на иной уровень – картишки перетасовали...

Оказавшись в политическом «ауте», г-н Милюков сбежал за границу, в ноябре 1918-го г., вроде как за «союзнической» помощью «белому движению» против большевиков, – заметим, что ту же самую «помощь» он, столь же безуспешно, незадолго до того успел повыспрашивать у немцев в захваченном ими Киеве, – да так там, в Парижах да Лондонах, и остался…

Иные прима-балерины «кадетской» театрально-политической труппы, кроме вышеупомянутых: Винавер, Кизеветтер, Гессен, Гредескул, Мандельштам (не поэт), Маргулиес, Муромцев, Набоков…

К слову, сразу вспоминается, в связи с упомянутыми «либеральными» фамилиями, блестящее розановское:

«…Механизм выборов в Думу для русского то же, что жаргон, и "не родясь в Винавера" – не приступишь к нему. Вот отчего выбирают везде "приблизительно Винавера" и "Винавер есть представитель России".

"Коренной ее представитель".

Но Россия даже и не знает "Винавера".

И Россия, в сущности, знать не знает своего "представительства"…»

(В.В. Розанов «Опавшие листья»).

Впрочем, буквально несколько слов о некоторых из вышеуказанных политических «клоунов».

Винавер Максим Моисеевич (1863-1926) – «юрист», активист «еврейского движения», один из основателей «кадетской» партии. Масон; ложа Великий Восток Франции.

Гессен Иосиф Саулович (1865-1943) – «юрист», один из организаторов «кадетской» партии, занимался «партийными» СМРАД, издавал и редактировал «либеральные» газетки и журнальчики. Масон. Имел «однофамильцев-партийцев» (например, Вольфа Мунишевича («Владимир Матвеевич»)).

Гредескул Николай Андреевич (1865-1941) – «юрист», «физик», один из основателей «кадетской» партии; после Октября, оставшись в Советской России, пытался «соединить» «Ницше с Марксом», создать что-то вроде «биологического марксизма», вполне в русле социал-дарвинизма и евгеники, – что, впрочем, мало вписывалось в, собственно, «советский марксизм»; в итоге, с нач. 1930-х гг., окончательно сошёл с ума…

Маргулиес Мануил Сергеевич (1869-1939) – «юрист», плюс – закончил медицинский факультет Сорбонны, вернулся в Россию в 1898-м г.; большой масон, был весьма активен по этой части, скорее всего, вернулся в Россию прежде всего именно по масонской линии (от Великого Востока Франции); хороший знакомец М. Ковалевского (о коем чуть ниже) – главного масонского эмиссара в России от Великого Востока Франции; один из виднейших российских масонов; к 1908-му г. получил 18º (от французских «братьев» Сеншоля и Буле), в 1928-м г., уже за границей – 33º; в 1931-м г. создал эмигрантскую ложу «Свободная Россия». Один из руководителей кадетской партии; директор нескольких крупных компаний (так!); товарищ председателя, а потом, вообще, председатель Центрального военно-промышленного комитета – олигархической кормушки в годы Первой мировой войны, специализирующейся на распиле государственных и «общественных» средств, идущих на войну; кореш Гучкова (как раз тоже бывшего председателем данного Комитета); во время Гражданской войны – входил в правительство Юденича (министр торговли, промышленности, медицины и здравоохранения; август-декабрь 1919-го г.); после поражения белых – в эмиграции: в Лондоне, Берлине, Париже…

Набоков Владимир Дмитриевич (1869-1922) – сын министра юстиции Д.Н. Набокова (министр 1878-1885-й гг.), сам тоже «юрист», либерал, масон, англоман, – проводил время за крокетом, теннисом, боксом, дети его сперва учили английский, а только потом, по остаточному принципу, русский язык; мажор и пижон, плотно вошёл в роль «английского аристократа» (точнее в тривиальное представление об оном у российского пижона-мажора); один из основателей «кадетской» партии; имел женой Елену Решетникову – дочь богатейшего олигарха, совладельца Ленских золотых приисков; как подписант «Выборгского воззвания», отсидел свой срок (сокращённый), как и подобает мажору, в камере-люкс; автор «последней редакции» «отречения» Михаила Александровича от престола; английская «шестёрка»; после Февраля – управделами Временного правительства (до мая 1917-го г.). В ноябре 1917-го арестован большевиками, но вскорости отпущен. Убит в эмиграции, во время покушения на «профанного» профессора-провокатора Милюкова, вроде как спасая последнего, – застрелен, то ли сзади, то ли спереди, монархистом С.В. Таборицким. Отец писателя-англофила В.В. Набокова.

Муромцев Сергей Андреевич (1850-1910) – «юрист-правовед», председатель Московского юридического общества, «социолог-позитивист»;[2] председатель 1-ой Госдумы (1906-й г.); один из основателей «кадетской» партии; масон. Ратовал за «суды присяжных».

Оговорочка. Что есть, по сути, пресловутые «суды присяжных»? Это – попытка отдать «правосудие» в «руки» совершенно в нём некомпетентных людей, которых можно, элементарно, развести «опытному адвокату». Или купить. Или запугать. Таким образом, изначальная цель введения подобных «судов» – выводить преступников, прежде всего, здесь, «политических» и террористов, из-под ответственности, которая, теперь, вот уж оказывается отнюдь не неотвратимой.[3] Однако это лишь одна сторона медали. Вторая её сторона заключается в том, что обычный обыватель оказывается здесь, будучи «присяжным», вброшен в грязь «преступной среды», которая, кстати, отнюдь не такая «романтичная», как этому обывателю может быть известно из «детективов» и «сериалов», это нечто много-много более скверное, – так вот, шокировать, вымарать таким образом обывателя – это тоже одна из нелишних практик тех, кто пытался, и пытается, свести общество с ума, манипулировать его «массовым сознанием».

Модель европейского «суда присяжных», замечу дополнительно, возникла на основе сектантских протестантских судилищ, – когда сектанты-фанатики, всей кучей, руководимые своим Гуру, «демократично» осуждали на костёр или иное «побивание камнями» еретика или иного рода «преступника». И вот эту, извините, сектантскую хрень, «либеральные юристы» пытались, и пытаются сегодня, вводить и у нас, в России.

К случаю, замечу, обратите внимание, что среди членов либеральных партий сплошь да рядом – «юристы». И это тоже хорошо понятно: почему.

Во-первых, либерализм, как таковой, исходит из приоритета индивида по отношению к обществу; индивид, здесь, предполагается, априори, как единица, живущая лишь своими частными своекорыстными интересами; иными словами, здесь, в «либеральной» «картине мира», нет места этике, этическому как таковому, предполагающему, по определению, приоритет неких надындивидуальных, высших ценностей; либерализм же, как опрокинутый на экономику и политику крайний номинализм, объявляет подобные «ценности» пустым звуком и фикцией; и потому он, «либеральный индивид», никакими такими иллюзиями (этическими принципами, высшими ценностями) не живёт, а руководствуется исключительно своей выгодой и своекорыстными интересами, ну и, разумеется, теми писанными законами (юридическими, «правом»), которые он тоже пытается использовать, разумеется, исключительно в этих своих частных интересах. Так что, наличие сплошь «юристов» в рядах либералов-кадетов – вполне показательно.

А во-вторых, юристы – это специалисты в крючкотворстве, в нахождении разного рода «лазеек» в законах, – что, также, оказывается весьма нужным при протаскивании (через парламент) «своих» законов», при написании «своих», выгодных кукловодам-заказчикам «либеральных партий», законов и т.д., и т.п., – кукловодам, которые этих «юристов» таким образом здесь себе и наняли.

Однако вернёмся, собственно, к «либеральным» партиям. О кадетах можно говорить ещё очень много, однако пока оставим их и обратимся к иной «либеральной» партийной ветви – октябристам.[4]

Партия «октябристов», а точнее – «Союз 17 октября», – названная так по сроку выхода упоминавшегося выше императорского манифеста «об усовершенствовании государственного порядка», возникла как раз в октябре-ноябре того же, 1905-го г., однако официально, вроде как, существует с февраля 1906-го г. Политические пристрастия – аналогично, «либеральные», с лёгкими несущественными отличиями от «кадетов»; та же «конституционная монархия» и прочие тезисы вышеуказанного «манифеста». Обыкновенно полагается, что октябристы были менее оппозиционно настроены к правительству, нежели те же «кадеты», и имели менее радикальные лозунги. Говоря проще и по существу, эта партия, как партия «либеральная», была партией крупного капитала, который пытался сохранить «царя», как свою фасадную, выставочную фигуру, за спиной которого можно, без излишних социальных потрясений, иметь в стране всё, ни за что при этом не отвечая; т.е. их целью было не свергнуть царя, – а просто сделать его своей, олигархической марионеткой, этаким «Петрушкой на троне». Впрочем, со временем, партия несколько радикализировалась (стала «против царя»). Глава партии – А.И. Гучков.

Гучков Александр Иванович (1862-1936) – зловещая и роковая фигура русской истории; по своей деструктивной роли в создании Русской Смуты, может быть, уступает лишь С.Ю. Витте. Из олигархического староверческого клана Гучковых (частью, перешедших в «единоверие»); мать – француженка, Корали Векье; олигарх, в полном смысле этого слова, – в частности, директор Московского учётного банка; в то же время, и «юрист». Масон; поклонник «младотурок»;[5] имел даже подобную, в думских кругах, кличку – «младотурка»; «свою» партию «октябристов» полагал аналогией «младотурков»; грезил созданием, после свержения «царизма», властного «Триумвирата», наподобие не столько известного римского, сколько «младотурецкого», состоящего из, собственно, него, г-на Гучкова, а также г-д Львова и Родзянко, – выступавших своего рода аналогами Энвер-паши, Джемаль-паши и Талат-паши.[6] Был председателем 3-й Госдумы (в 1910-1911-х гг.).

Отличался гипертрофированным самолюбием; находясь в должности председателя Госдумы, имея конфиденциальные беседы с Николаем II, тут же разболтал все эти «разговоры» направо и налево, – и сделал это даже, скорее, не потому, что патологический болтун, и даже не нарочно (дабы навредить царю), а тривиально выпендриваясь: вот, мол, поглядите, какой я крутой, веду конфиденциальные разговоры с Николаем II!

Был, как говорится, «конкретно отморожен на голову», постоянно вписывался в какие-то опасные авантюры, – пассионарен до «обезбашенности»; участвовал (как доброволец, в 1899-м г.) в англо-бурской войне (1898-1902-й гг.), где попал в английский плен; аналогично, попал и в японский плен (во время русско-японской войны, весной 1905-го г.), – т.е., опять-таки, к тем же англичанам; с весьма большой долей вероятности, был либо там, либо там, взят, за самые интимные места (огромное «честолюбие» etc.), в «ежовые перчатки» британской разведкой, – и, вот, вскоре благополучно отпущен…

Маниакальный дуэлянт: то и дело пытался «вызывать» много разных людей, по вполне ничтожным поводам, на дуэль (нашумевших и лишь «официально» известных – 4 подобных случая), – однако, если у Гучкова «головы не было», то более адекватные люди всё же относились к своей жизни как-то благоразумнее и, тем паче, при тогдашних законах, серьёзно карающих за подобные преступления, «выходить к барьеру» им было отнюдь не сподручно; и «вызывавший» их Гучков, по-видимому, это знал, – знал, что большинство людей просто не станет связываться с больным на голову отморозком. Я полагаю, нормальный, уважающий себя человек, тут должен был ограничиться лишь молчанием и отсутствием «реакции на раздражителя»; ну а если уж, как говорится, деваться было некуда – надавать свихнувшемуся провокатору тут же по морде и прочим интимным местам, причём так, чтобы тот еще пару дней ползал и выплёвывал зубы, – отбив у него всякую охоту с тобой связываться и, вообще, подходить к тебе ближе, чем на километр. Разумеется, подобное существо, типа Гучкова, затаит на тебя, в таком случае, огромный рессентимент и, при оказии, завсегда попытается жестоко отомстить, – так что надо будет впредь лишь не давать ему подобной возможности.

Это мстительное существо (Гучков) сумело жестоко выместить свой раздутый рессентимент: и полковнику Мясоедову, – впоследствии, в 1915-м г., расстрелянному, как «изменник», по сфабрикованному подручными Гучкова «делу» (дуэль же их, Гучкова и Мясоедова, закончившаяся до того «ничем», состоялась в 1912-м г.); и самому Николаю II, – назвавшего Гучкова «подлецом», вследствие распространения оным фейковых (как сейчас бы сказали) «подредактированных» «интимных писем» от, якобы, императрицы и царских дочек-княжон к Распутину.

Вследствие своего раздутого рессентимента вёл активную заговорщицкую деятельность против Николая II.

Александра Фёдоровна (царица) именовала его «пауком», «скотиной» (наряду с Поливановым и Родзянко) и «умной скотиной»; говорила, и тоже вполне справедливо, что «его мало повесить»!

В 1915-м г. Гучков становится председателем Центрального военно-промышленного комитета…

Военно-промышленный комитет – организация, созданная в мае-июле 1915-го г., якобы «в помощь армии и фронту», однако, по своему олигархическому существу, прежде всего – в целях сверхприбылей, возможности хорошенько наживаться на военных поставках, и, вообще, «пилить бюджет»; а также – прикрытия, контроля и координации заговорщицкой олигархической масонской деятельности против «царизма».

А.И. Гучков являлся председателем Центрального ВПК данной «олигархической кормушки» с июля 1915-го по март 1917-го гг.;[7] первым его заместителем-товарищем был столь одиозный субъект – как А.И. Коновалов (о коем подробнее чуть ниже); в качестве главы московского отделения ВПК выступал московский олигарх-старовер П.П. Рябушинский.

Рябушинский Павел Павлович (1871-1924) – крупный московский олигарх, из староверческого клана Рябушинских, из знаменитой Рогожской староверческой общины, кучковавшейся вокруг Рогожского кладбища, со своей «белокриницкой» «австрийской»[8] иерархией; Рябушинские рулили текстильным, лесным, бумажным, банковским бизнесом; то и дело сколачивали какие-то «либеральные» партии; сам П.П. Рябушинский – «октябрист» (с 1905-го г.), позже – «прогрессист»; корешок-подельник С.Ю. Витте; крупный издатель, в том числе – либеральных оппозиционных газетёнок и журнальчиков.

К слову, про один из таких, принадлежащих оному олигарху, рупоров российского либерализма, – «Утро России», – мне вспоминается, опять-таки, блестящее «розановское»:

«…Пока не передавят интеллигенцию – России нельзя жить.

Ее надо просто передавить.

Убить…»

 (читаю «Утро России»)

(министерство общественного доверия»)…»

                                                           (В.В. Розанов «Мимолётное»)

            Обращу особое внимание на дату написания В.В. Розановым этой своей «мимолётной мысли»: 31.VIII.1915 г. – До рокового Февраля, уничтожившего страну, оставалось около полутора лет. Часы Клио тикали неумолимо.

Есть версия (относительно правдоподобная), что Николай II ждал момента, когда можно будет ему расправиться с заговорщиками (и с олигархами, и с «либеральными» заговорщиками-думцами, и с крамольными родственничками), т.е. той поры, когда даже демонстративный выход Англии, – как протест против подобной «внутренней российской разборки», – Англии, которая, по сути, так или иначе, являлась и мозговым центром, и кукловодом данной «российской либеральной оппозиции», – из Войны, уже окажется не опасен для исхода Войны, т.е. когда наша победа будет уже неизбежной…

Но…

Но союзники-англичане, почитай, в самый последний момент, как раз накануне российского наступления на Балканы, имеющего целью – Константинополь и Проливы! – опередили русского царя. Зарядив, внутри страны, своих марионеток и подло ударив в спину. «Ничего личного, только политика». «Извини, кузен Ники».

Ну а что касается, собственно, упомянутой «российской интеллигенции» – то она, конечно, требует отдельного разговора.

Здесь же замечу лишь следующее.

Интеллигенция – это довольно кривенькое порождение нашей истории, плод давнишнего вожделения части нашей элиты иметь «личный» уровень жизни, как на Западе, и, вследствие этого, стремления данной «части элиты» подражать этому Западу (Чужебесие), видя в нём образец, Авторитет и Идол. В том числе, подражать и следовать этому Идолу – в «интеллектуальной» сфере.

И всё это, очевидно – вследствие неуёмного мейнстрима Олигархического принципа.

Исторически, интеллигенция – собственно, выкидыш «Петровских реформ».

Интеллигенция – особая социальная группа («прослойка»), вроде как занимающаяся «умственным» «творческим» трудом и самозвано объявившая себя «умом и совестью нации».

В действительности же – реального ума у неё кот наплакал. Страдает шумным многословием, пустым и кичливым; предпочитает, при этом, щёлкать иностранными (европейскими) новомодными словечками, которых сама не понимает, а только глупо попугайничает. Чирикает, так сказать, идеологические европейские зады «для стран третьего мира».

Понимания реальной России, в её настоящем и в её историческом плане, сколько-нибудь близкого к действительности, не имеет, и что самое удивительное – не имеет напрочь!; совесть тоже, судя по содеянному ею, интеллигенцией, что в начале, что в конце ХХ в., что в начале века XXI, то бишь сегодня, – балансирует у неё где-то подле нуля, а то и в отрицательные величины лезет; ну а что касается «русской нации», то она, «русская интеллигенция», судя по всему, вообще не имеет к ней никакого отношения, – кроме, разумеется, предиката в самоназвании («русская»).

С настоящим «творчеством» – дела тут тоже обстоят весьма плохо; в крайнем случае, мы имеем в наличии здесь лишь некую «креативность», – сиречь этакую разноцветную симуляцию подлинного творчества.[9]

Вот такой вопиющий казус с «названием» и «самоопределением».

         Разумеется, в обществе должна быть интеллектуальная элита; в обществе должна быть и нравственная элита. Назовите её хоть «интеллигенцией», хоть «понимашками». Но, во-первых, она должна быть, действительной, настоящей нравственной и интеллектуальной элитой; а во-вторых, – поелику она настоящая интеллектуальная и нравственная элита страны, – она, прекрасно понимая исторические и культурные реалии России, будет, как само собой разумеющееся, непреклонно, «железно» стоять за Веру, Царя и Отечество. Понимая, с очевидностью и просто, что без Веры, Царя и Отечества – ей, как и России, в целом, в принципе, не выжить.

Кстати, очень удачный набор понятий-столпов: именно за Веру, – а не за, зачастую, продажную «церковную иерархию»; за Царя, – а отнюдь не за «правительство», «чиновничество» и прочую «бюрократию» да «олигархию», пытающихся «приватизировать» себе государство и рулить в стране «в своих частных интересах», используя государство, как кормушку, в угаре своей Олигархической тенденции-принципа; ведь именно Царь, в его живом единстве с народом, есть тот, кто только и может окоротить этих алчных мерзавцев («российскую элитку»); и, наконец, за Отечество, – именно за Отечество, а отнюдь, опять же, не за «государство» (в скверном его смысле и воплощении). Надо уметь «отделять зёрна от плевел».

Те же, кто ныне именует себя «интеллигенцией», служит, к слову, совсем иной Триаде: «западной» олигархии, её «западным» деньгам и «западной» идеологии (оная тут может быть любая, во всём спектре её «либерализма-мамонизма»).

Холуи да попугаи.

         Лучшие умы России, – что императорской, что советской, – с одной стороны, не «принимались» в секту «интеллигенции» (В.В. Розанова, вообще, «интеллигенция» исключила из своего «религиозно-философского общества»), а с другой – и сами категорически открещивались от неё (например, Л.Н. Гумилёв: «Боже сохрани!»).

Все, кто хоть что-то понимал в происходящем в России, кто, действительно, являлся интеллектуальной русской элитой, естественно отторгались, и самолично и со стороны данной «секты», от «интеллигенции». Это и Ф.М. Достоевский, и А.С. Хомяков, и К.Н. Леонтьев, и Аксаковы, и Н.Я. Данилевский, и М.О. Меншиков, и Л.А. Тихомиров, и П.А. Флоренский, и упомянутый В.В. Розанов, и Д.И. Менделеев, и т.д., и т.п.

Часть отечественных мыслителей, которые, по молодости-глупости, вписались в указанную прослойку-секту, поумнев и прозрев, выскочили из неё и даже написали пару сборников, развенчивая основные принципы, на которых данная «прослойка» зиждется (сборники «Вехи» и «Из глубины»), – Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк и др.[10]

Но как бы то ни было, «информационным пространством» тогдашней России, как ни крути, владели представители «либеральной интеллигенции» (через то же «Утро России»); ею же, «русской интеллигенцией», в свою очередь, владели иные силы и Субъекты глобальной политики.

Сама же по себе, как таковая, «русская интеллигенция» никакой реальной политической силой, точнее сказать – никакой реальной субъектностью, не обладала. Она была (и есть) криклива, шумлива и истерична, – но весь её шум и крик был, и есть, лишь крик и шум «с чужого голоса». В силу своей генеалогии, «русская интеллигенция», по определению, не может быть самостоятельным Субъектом; она всегда была, и есть, лишь разменной «шестёркой» и марионеткой в чужих (условно, «западных олигархических») руках. Сознает ли она, «интеллигенция», или не сознаёт, эту свою убогую интеллектуальную и политическую долю.

Кстати, это тоже базовая ошибка нашей историографии обыкновенно приписывающей отечественной «интеллигенции» серьёзную политическую и интеллектуальную (духовную) субъектность. Она, «интеллигенция», была и есть лишь инструмент в руках иного, более реального, Субъекта. – В сущности, это сборище самовлюблённых амбициозных марионеток да кичливых бакланов.

И возвращаясь к розановской мысли, поясню её суть: «убить интеллигенцию» – значит, лишить упомянутого Субъекта весьма важного орудия, которым этим Субъект весьма удачно тогда крошил Россию «по голове», да, впрочем, крошит её и по сию пору.

У самодержца (Николая II) рука на интеллигенцию тогда не поднялась, её, «интеллигенцию», «не убили», – и её, как «молоток», использовали в убийстве России, всего-то спустя полтора года после вышеприведённой мимолётной розановской мысли…

 

[1] Российская Империя, монархия столкнулась тогда с этой новой реальностью – медийной, информационной; Россия столкнулась с новым измерением войны – информационным. Разумеется, война в информационном поле велась и раньше, – вспомним тут и изображение, по всей Европе, «кровавого тирана» Ивана IV во время Ливонской войны (так и впечатавшееся в нашу «историю»), и русофобскую кампанию в европейских СМРАД накануне Крымской войны и т.д., – но то была всё же ещё «кустарщина», по сравнению с тем, что возникло к началу ХХ века: с теми техническими средствами (массовые печатные СМРАД etc.), которые теперь тут использовались во всю свою мощь и со всё более отточенными и освоенными «чёрными» пиаровскими технологиями. И, увы, российская монархия оказалась перед этой новой информационной Мегамашиной, надо признать, бессильной.

[2] Позитивист – значит, представлял общество, и человека в нём, вполне «естественнонаучно», т.е. в парадигме эфемерного культа «Факта» и науки вообще. Позитивизм – создание вполне свихнувшегося  О. Конта, фанатика «науки», учинившего свою религию «Разума» (алтарём этого Культа – служило кресло, в котором скончалась его «платоническая» возлюбленная, жена на ту пору «сидящего» уголовника-рецидивиста Клотильда де Во). Конт же придумал и понятие «социологии», как «науки об обществе». Иными словами, человек, и общество, тут, в картине мира позитивизма, вполне утопично, полагаются объектами науки; что, конечно, невозможно, потому как наука, в строгом смысле слова, есть модель познания, основывающаяся на эксперименте; эксперимент – теоретически нагруженный, целенаправленный опыт; относительно же человека, как общества, тем более, никакой эксперимент, в строгом смысле слова, – т.е. целенаправленный опыт, который будет, с необходимостью, постоянно воспроизводить один и тот же свой результат, при создании соответствующих условий, – невозможен, в принципе: вследствие бесконечной многофакторности данной сложнейшей системы. Так что у наших «социологов» остаётся лишь куча разных слов-терминов (обыкновенно, либо пустых, либо сугубо идеологически нагруженных), подкреплённая шоу квазиэкспериментов («опросы» и пр.), на основании которых можно строить разного рода фантасмагорические выводы, – вполне в угоду тем «заказчикам», которые задают данные «социологические исследования», – например, в целях банальной манипуляции «общественным мнением». Очевидно, что затаённой грезой позитивистов-социологов является такое устроение общества, при котором человек обратится в такое существо, которое вот уже вполне будет подчинено «расчёту», и всё станет в нём, обществе, очень «рационально» и «предсказуемо». Только, собственно, человека тут уже не будет. Это точно.

[3] См., например, очень верно о «судах присяжных» у Ф.М. Достоевского в «Дневнике писателя».

[4] Обратим лишь внимание на тот нюанс, что влияние, собственно, кадетской партии в каждой из последующих дум, как тенденция, снижалось: 1-ая Госдума («дума народного гнева»; апрель-июнь 1906-го г.) – 179 кадетов из 499 (т.е. 34%), 2-ая Госдума («дума народного невежества»; февраль-июнь 1907-го г.) – 98 из 518 (19%), 3-я Госдума (ноябрь 1907 – июнь 1912-го г.) – 54 из 446 (12%), 4-ая Госдума (ноябрь 1912 – февраль 1917-го г.) – 59 из 442 (13%). На выборах в «Учредилку» (ноябрь 1916-го г.) – 17 из 715 (2,4%).

[5] Младотурки – инспирированная англичанами околомасонская организация, созданная ~ в 1876-м г. в Османской империи; проповедовала «либеральные» политические «ценности», выступала за категорическое ограничение (как минимум) власти султана и «западнические либеральные» реформы; в июле 1908-го г. заговорщики-младотурки утроили своего рода «революцию» и свергли (в апреле 1909-го г.) султана Абдул-Хамида II (султан 1876-1909-й гг.), – поменяв его на марионеточного им (их «парламенту») Мехмеда V (султан 1909-1918-й гг.).

Одной из основ идеологии младотурок – был пантюркизм, – националистическая идея, предполагающая объединение всех тюрок под властью Турции, – что, прежде всего, было направлено, разумеется, против Российской Империи, в которой, как раз, проживало большинство тюркских народов, причём на огромных территориях, что, так или иначе, должно было привести к распаду Российской Империи и внутренним в ней военным конфликтам, – а это, разумеется, было прежде всего на руку всё тем же англичанам (ясно, откуда «уши растут»).

Находясь у власти, младотурки умудрились потерять очень значительные территории Империи (в результате войн с Италией и Балканскими странами), а также устроить серию геноцидов армян (уничтожив более полутора миллионов человек) и иных христианских народов. Власть младотурок оборвалась после поражения Турции в Первой мировой войне (Мудросское перемирие, 30.10.1918-го г.), – создавшие младотурок англичане списали своё «детище» в утиль истории; Игра выходила на новый уровень.

[6] Энвер паша (1881-1922) – «албанец» происхождением, один из знаменитых младотурецких «трёх пашей» (чей «режим» установился в 1913-м г.), пантюркист и панисламист, идеолог геноцида армян (в 1915-м г.) и прочих христиан, проживавших на территории Османской империи; втащил Турцию в Первую мировую войну (на стороне Германии); после поражения Турции в Войне (Мудросского перемирия, 30.10.1918.) бежал в Германию; приговорён, заочно, в Турции к смерти пришедшими тогда к власти его политическими оппонентами. В 1920-м приехал в Москву, вентилировать вопрос, с новым советским правительством, вроде как относительно войны против англичан в Средней Азии, а по сути – в порыве всё тех же своих пантюркистских идей; сумев таким образом обмануть «Советы», был пущен ими, как козёл в огород, в Среднюю Азию, вроде как в целях «борьбы с басмачами», – однако, и это немудрено, вскоре наш паша, наоборот, сколотил в Средней Азии своего рода «басмаческую армию» и, вот, уже даже попытался провозгласить независимость тогдашней «Бухарской народной советской республики»; впрочем, многие местные басмаческие кланы отнюдь не горели желанием «объединяться» с этим пришлым пашой, и, в свою очередь, стали воевать с Энвером и его басмаческой К°; в 1922-м г. наш «младотурок» захватил Душанбе, пошёл на Бухару… Однако вскоре был разбит частями Красной армии; и, наконец, погиб и сам (в августе 1922-го г.).

            Джемаль паша (1872-1922) – происхождением, скорее всего, еврей; один из «трёх серых кардиналов» марионеточного султана Мехмеда V, рулил турецкой армией в Балканских войнах (первая – с октября 1912 по май 1913-го гг., вторая – июнь-июль 1913-го г.); был министром общественных работ (так!), министром флота; в отличие от своих сообщников по «триумвирату», был вроде как сторонником Франции, нежели Германии перед Первой мировой войной, однако вынужденно «уступил» подельникам; командовал турецкой армией в Первой мировой войне, – хотя, по прежнему, вельми сочувствовал при этом Англии с Францией и даже вентилировал вопрос о сепаратном мире (в конце 1915-го г.), однако, разумеется, безрезультатно, – Турция, по замыслу организаторов войны, должна была в войне проиграть. Имел кличку «кровавый мясник», – вследствие кровавых зачисток христиан и шиитов в Дамаске и Бейруте, где (в Сирии) чувствовал себя полновластным хозяином; активно участвовал в геноциде армян. В конце 1918-го г. бежал в Германию, далее – в Швейцарию. Заочно приговорён в Турции к смерти. Подался в Афганистан, – всё по тому же «басмаческому» вопросу… И… вот превратность судьбы, оказался, в итоге, в Тифлисе… где и был убит армянами, отомстившими ему за всё.

            Талаат паша (1874-1921) – происхождением «помак» (болгарский мусульманин), имел кличку «Цыган»; как и его подельники – масон, основатель нескольких масонских лож в Турции; аналогично, пантюркист, панисламист, адепт геноцида армян и прочих христиан на Территории Османской империи, сторонник теории насильственной тюркизации населения Империи; занимал посты министра внутренних дел, министра почт и телеграфов; в 1918-м г., также, бежал в Германию, и, также, заочно приговорён в Турции к смертной казни. Убит армянами в Берлине.

            Вот с таких политических персонажей «рисовали себя» местные отечественные заговорщики. Очень «достойно» и показательно! Отморозки и дегенераты.

В связи с вышесказанным, замечу такую ещё важную вещь. Первая Мировая Война имела одной из своих целей сокрушение империй, – в первую голову, Российской и Германской, и, как бонус, Австро-Венгерской и Османской, – поэтому кажущееся противоречие, что вроде как созданные английской разведкой «младотурки» выступили в этой Войне на стороне стран Тройственного союза (Германии, Австро-Венгрии и Италии), отнюдь не является противоречием, а вполне логичной стратегической Игрой, – пусть Турция, вступив в Войну против Антанты, и усилила тем самым противников Англии, однако, во-первых, дополнительно, измотала Российскую, прежде всего, империю, во-вторых – усилила Тройственный союз отнюдь не критично, а в-третьих – Османскую империю, опять же, было проблематичнее сокрушать (изнутри), выйди она, тоже, победительницей (если бы воевала на стороне Антанты) из этой Войны, вследствие этой победы только усилившись; повторюсь, Османская империя должна была в этой Войне потерпеть поражение.

[7] Завершая «тему Гучкова», укажу, очень вкратце, на то, что г-н Гучков, в числе прочего, был радикальным противником Распутина, постоянно плёл интриги заговора против Государя, втягивал в круг заговорщиков всё новых и новых членов, в том числе, целенаправленно, и из высших военных чинов, трудился на ниве создания новых масонских лож, был, можно сказать, «душой», т.е. главным «двигателем» антицарского заговора; вместе с В.В. Шульгиным (о нём в своё время подробнее) примчался «принимать отречение» у Николая II, можно сказать, «выбивал» из него это «отречение» (отомстил, так сказать, по полной!); лично ненавидел Государя; после Февральского переворота был назначен, в Первом Временном правительстве, военным министром, – и сразу занялся «революционной чисткой» в армии, убирая из неё всех, кто так или иначе оставался монархистом и пытался удержать дисциплину на фронте; поддержал одиозный Приказ №1 (от 01.03.1917.) Петросовета, разрушавший, по сути, русскую армию; дополнительно и сам активно занялся аналогичными «армейскими реформами», «реорганизуя армию на демократических началах», состряпав убийственную, для армии, «Декларацию прав солдата», – впрочем, реализацией этого проекта-документа (выпущен 09.05.1917.) занялся, непосредственно, уже сменивший его на посту военного министра «поймавший волну» его «брат по ложам» А.Ф. Керенский. Как говорится, «мавр сделал своё дело…». Нагадил – и в отставку.

После Октябрьского переворота бежал, от большевиков, в костюме пастора, в Ессентуки; примкнул к Деникину, – и почти тут же был послан последним в Европу «на переговоры» с тамошними Ферзями (Черчиллем, Пуанкаре и т.д.) по вопросам помощи «белому движению». Впрочем, как «союзники» «помогали» белым, и как в этой «помощи» им соучаствовал г-н Гучков, неплохо на том нажившийся, – это отдельная песня. Хотя, на месте Деникина, будь он, действительно, русский патриот – я бы Гучкова расстрелял; как Кутепов – Кирпичникова. Посланный же в Европу, Гучков там, немудрено, и остался.

В 1921-м г. был «избит зонтиком» монархистом Таборицким в Париже, – тем самым, что чуть позже пристрелит, во время покушения на Милюкова, г-на Набокова – и, действительно, «зонтик» это слишком мягкое орудие для «наказания» подобного рода политических тараканов.

            Окончательно довершая тему, замечу, что дочка его, Вера Александровна, будет завербована ЧК, – впрочем, аналогично работала она и на британскую разведку, – что, кстати, не мудрено, ибо в то время, 1920-е гг., большевистская «разведка» ещё очень прочно сидела на контроле разведки британской, – шла весьма любопытная и запутанная Игра, – и в этой Игре Вера Гучкова, вступившая в компартию Франции, фигурировала под «позывным» Vera Mirsky, – и, возможно, именно на этой, «шпионской», почве она и стала женой известного идеолога евразийства П.П. Сувчинского; это был её первый, так сказать, брак; вторым же её заданием, по этой линии, так сказать, «вторым браком», был видный шотландский коммунист Роберт Трейл, «буратино» весьма богатенький и довольно скоро погибший…

[8] Названа так по селу Белая Криница – ныне на Буковине (на Западной Украине), тогда – территория Австро-Венгерской империи, – где собралась значительная община староверов и, под чутким австрийским руководством, при содействии Константинопольского патриархата, сформировала (в конце 1840-х гг.) свою староверческую (для «поповцев») иерархию. – Разумеется, в пику Российской Империи и несчастной Русской православной церкви.

[9] Сегодня на место «классической» «русской интеллигенции» в России выползает так называемый «креативный класс». В сущности, почти то же самое, что, в недавнем прошлом, и «интеллигенция», но с тем важным отличием, что если «интеллигенция» завсегда (и в императорской России, и в СССР) позиционировалась, как носитель «нравственных ценностей нации» (пусть и лживо позиционировалась), то современный «креативный» класс откровенно позиционирует себя, как гламурную обслугу Олигархии, без какой-либо апелляции к собственной, якобы, особо высокой нравственности, – вполне в духе торжествующего «гностического» либерализма.

[10] См. сборники статей о «русской интеллигенции» «Вехи» и «Из глубины». Прочитать их будет отнюдь не лишне.

(продолжение следует)

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/fevral_rasklad_sil_progressivnyj_blok_masonstvo/2016-12-21-65

 

P.S.

1.О "поднимаемом" ныне местной компрадорской "российской" олигархией Колчаке:

 

2.И вновь о фильме "28 панфиловцев"

 

Просмотров: 142 | Добавил: defaultNick | Теги: интеллигенция, кадеты, Милюков, февральская революция, расклад сил, Гучков, октябристы
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz