Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2017 » Май » 8 » С Праздником Победы. Битва за Будущее: "Чужой"
18:42
С Праздником Победы. Битва за Будущее: "Чужой"

С Праздником Победы!

   Победа - это, казалось бы, наше прошлое; но, скажу так, Победа - это наше будущее. Нам ещё предстоит Битва за Будущее. 

   Очевидно, что если всё продолжится, в стране, как течёт сегодня - у нас нет будущего; от слова "совсем".

   И потому позволю себе предложить вам сегодня свой текст-размышление, посвящённый, казалось бы, совсем другой теме - теме идеологии в сфере кинематографа. Но поскольку тема Битвы за Будущее очень актуальна и символична именно в такой День, потому я и выкладываю здесь и теперь именно этот текст.

Идеология «Чужого».

    В этой Домарке я раскрою идеологические, в каком-то смысле даже – метафизические, основания, воспроизводящиеся, явно или более подспудно, в известных американских фильмах «Чужой», и более того – раскрою изменения этого их идеологического, метафизического посыла к зрителю.

   Но прежде чем я раскрою идеологию данных фильмов, скажу, – дабы создать соответствующий фон для сравнения, – несколько слов о моём собственном образе будущего. Разумеется, в самом кратком виде; потому как более подробное изложение этой темы требует особой большой работы.

   Мой образ будущего основывается на советской фантастике 1950-1970-х гг. Легко предположить, что в основе этого образа лежит, во-первых, концепт научно-технического прогресса; но это даже тут не главное; главное – это тот человек будущего, который будет творить подобное будущее; это – во-вторых; ну а в-третьих, разумеется, это соответствующее данному человеку и триумфу его разума, общество будущего (условно, «коммунистическое»), в котором этому человеку предоставлены все возможности для творческого саморазвития и, соответственно, развития общества; разумеется, также, в полном соответствии с принципом Справедливости. В такое светлое будущее (говорю тут безо всякой иронии) верил, и верю, я. Это мой «Образ Будущего».

   Кстати, если бы мне кто-нибудь в моём детстве сказал, что, мол, через 30 лет, – т.е. в то время, в какое живём сегодня мы, – у нас будет вот всё то, что нас сегодня окружает («финансовый кризис», «рыночная экономика», обломок РФ (оставшийся от СССР), деградация освоения космоса, социальная и экономическая деградация вообще, и т.д., и т.п.), я бы такого «пророка» послал бы далёко и надолго; а если бы как-нибудь всё же убедился, что это всё – правда! – то, наверное, взвыл от смертной тоски!

   Но хватит о грустном.

   Нам, я верю, суждено преодолеть это, мягко говоря, грустное нынешнее наше состояние.

   А теперь обратимся, собственно, к той «идеологии будущего», которая была заложена в вышеуказанных фильмах.

   Кстати, так, лёгкий предварительный штришок, фильмы цикла «Чужой» были созданы кинокомпанией «XX век Фокс». Компания «ХХ век Фокс» возникла в 1935 году, путём слияния двух компаний «Фокс фильм корпорейтед» (ФФК) и «ХХ век пикчерз» (ХХВП).

   Основателем ФФК, в 1915-м г., был Вильям Фокс, он же – Вильгельм Фукс, он же Вильмош Фрид, по рождению – Вильгельм Фрид, родившийся в 1879-м г. в Австро-Венгерской Империи, на территории нынешней Венгрии, иудей, вскоре переехавший с семьей в СГА, и взявший, впоследствии, фамилию матушки (Фукс – т.е. «лиса», на идиш; по-английски – Fox).

   Компанию ХХВП основал (в 1933-м году) Джозеф Шенк, – настоящие имя и фамилия Иосиф Шейнкер, – родившийся в 1878-м г. в Ярославской губернии, в Российской Империи, вскорости, также, переехавший с семьёй в СГА, где, совместно с Д. Зануком и У. Гетцем, и основал ХХВП. Президентом «объединённой компании» как раз и стал указанный Джозеф Шенк.

   Обращу внимание, что отцами-основателями «ХХ век Фокс» стали люди иудейского вероисповедания и происхождения, имеющие, очевидно, соответствующие идеологические мировоззренческие установки, – так или иначе реализуемые упомянутой Компанией впоследствии в «медийном пространстве». Но это так, штрих к размышлению.

   А теперь, собственно, к фильмам. Я полагаю, что все уважамые читатели эти фильмы видели и потому сюжет рассказывать лишний раз не нужно.

   Первый фильм «Чужой» вышел в 1979-м г.

   Ещё жив, замечу, Советский Союз; с соответствующим его идеологии образом будущего, – так или иначе близким к тому образу «светлого будущего», который нарисовал для себя я. В этой связи, очевидно, ввиду противостояния систем, в том числе, значит, и относительно проектов их, системного, будущего, то будущее, которое рисуется в американских фильмах не должно было как-то уж очень сильно проигрывать советскому образу будущего. Вот и в рассматриваемом фильме («первом») это будущее хоть и явно проигрывает «советскому» его образу, но всё же – находится на достаточно приличном, так сказать, уровне. Оно, это будущее, не особо мрачно, но и не особо светло, оно, по существу, не сильно отличается от настоящего. Это настоящее, – монополистический капитализм-империализм, – просто переносится-проецируется в будущее. Люди, в этом будущем, тоже ничем особо не отличаются от современных людей (1970-1980-х гг.); и общество, в котором они живут, тоже, по-видимому, почти никак не отличается. Иными словами, монополистический капитализм оказывается тут «вечен»; тем более нашедший себе дополнительную сферу экспансии и эксплуатации – иные звёздные системы и миры. Транснациональные корпорации, ныне господствующие на Земле, там, в фильме, вот уж господствуют и в Дальнем Космосе: «осваивают» другие планеты, потрошат их ресурсы, извлекают прибыль. Всё очень знакомо. Общество, в своём историческом процессе, тут развивается не интенсивно, а – экстенсивно, т.е., по существу, не развивается, а просто хищнически расширяется.

   Кстати, замечу такую ремарочку. Я вот что думаю: современному человеку, современной «человеческой системе», с господствующими в ней ТНК, – а, в перспективе, с ростовщическим «электронно-банковским концлагерем», – нельзя выходить в Космос, тем более в Дальний Космос! Ибо это просто недостойно. Вот вся эта мерзость, извините, которая вершит сегодня, тайно и чуть-чуть явно, «глобальную» политику, все эти «филантропы» (условно, олигархи), а по существу – упыри, – попрёт-полезет «осваивать» «космическое пространство»?! – за ради своих сверхприбылей и пр.?! – Нет уж!, лучше, полагаю, пусть остаются на грешной несчастной Земле.

   Но это так, к слову. Вернёмся к «Чужому».

   Космический корабль «Ностромо» (итал. «Боцман»?), представляющий собой транспортный, – а отнюдь не исследовательский, как, кстати, было бы более естественно для советской фантастики, – корабль, перевозящий некую руду (и, соответственно, завод по переработке этой руды), и, что очень важно, принадлежащий некой «Компании» (нечто вроде ТНК), вдруг, меняет курс и, пробудив свой экипаж (из анабиоза), по заданной «новой» программе, останавливается около некоей планеты, откуда исходят «странные сигналы» (в действительности, оказавшиеся сигналом предупреждения: «не ходите сюда»!). Как впоследствии выясняется, целью данной остановки (запрограммированной Компанией) было отнюдь не спасение потерпевших бедствие, не исследование «странного сигнала», а – доставка в соответствующие секретные лаборатории Компании некоего неизвестного существа, представляющего смертельную опасность, по существу, для всего человечества; ну а экипажем, в данном случае, можно пренебречь (т.е. пожертвовать), – вроде как автопилот (или киборги) довели бы корабль по назначению. Таким образом Компания пытается заполучить себе это новое смертельное «биологическое оружие».

   Кстати, всё вполне по законам монополистического капитализма. «Нет такого преступления, на которое не пошёл бы Капитал…»

   А теперь о «людях будущего»: об экипаже звездолёта. Члены экипажа – вполне обычные люди; со своими достоинствами и недостатками; причём – недостатки тут явно более очевидны. Людишки – так себе. Т.е., люди будущего – как я уже говорил, ничуть не лучше, а, скорее, даже немножко хуже, чем наши современники. Замечу, почти все их разговоры сводятся своеобычно к деньгам; да и, вообще, довольно примитивны и, извините, убоги (среди всех них, в сущности, оказывается лишь один достойный человек – главная героиня, Элен Рипли). Немудрено, впрочем, что таких людей приносить в жертву амбициям Компании – вроде особо и не жалко.

   Кстати, весьма важный вопрос, который в фильме вообще оказался за рамками сюжета: а как и откуда Компания узнала о том, что искомое существо («Чужой») столь опасно и что оно находится на этой планете, в инопланетном звездолёте, потерпевшем крушение (судя во всему, как раз вследствие того, что это существо где-то и как-то попало туда на борт)?

   Это вопрос, конечно, интересный, но мы вынуждены оставить его, ибо заняты всё же иной темой, – а, вообще, это, наверное, неплохая сюжетная линия для ещё одного фантастического произведения.

   И, кстати, обращу ещё внимание на бросившуюся мне в глаза похожесть потерпевшего крушение упомянутого инопланетного корабля и аналогично рухнувшего инопланетного «спиралодиска» из советского фильма «Туманность Андромеды» (1967 г.), по роману И.А. Ефремова (1956 г.), со всем сопутствующим здесь антуражем: темнота, стелющийся дым-туман, смертоносные монстры, «корабль из иной галактики» etc.[1]

   Разумеется, как оно своеобычно для подобных американских фильмов, в картине имеет место и множество нелепостей. Как относительно «законов физики», так и поведения космонавтов. О «законах физике» говорить подробно не буду (вспомню лишь звучные взрывы в космосе, или, вот, ощущение «жары» космонавтов, исследующих инопланетный звездолёт, через специальный скафандр, etc.). Ну а что касается поведения экипажа, тут вообще, мягко говоря, жуткая беспечность: начиная от впуска на борт корабля, без какого-либо карантина и прочей спецзащиты, опутанного инопланетным существом несчастного члена экипажа; попытка оперировать его в специальном отсеке, но без соблюдения никаких мер безопасности, вплоть до оставления дверей открытыми (!); доступ к «больному» тоже никак, карантинно, не ограничивается; «существо» тоже пытаются изучать без всяких, необходимых здесь, мер предосторожности; неожиданно «выздоровевший» член экипажа вообще никак специально не исследуется (!); etc.

   Ну а что касается, опять-таки, нарушения «законов физики», то здесь сразу бросается в глаза: как маленькое сбежавшее инопланетное существо, вдруг, без еды (!), выросло в трёхметрового монстра!? – Воздухом что ли питалось?

   И, кстати, замечу такой «стандартный» для американских фильмов нюанс: «закрома» звездолёта, его, так сказать, машинное отделение и трюм, выглядят, как некая клоака, где болтаются какие-то цепи, течёт вода, грязь, плохое освещение, – ну прямо как на земле или, вот, вообще, в людской психике: есть освещённые места («сознание»), а есть, так сказать, подполье («бессознательное»), где господствует подобный Хаос, чреватый встречами со всякими монстрами.

   Итак, резюмруя наши размышления по первому фильму «Чужой». Образ будущего тут почти идентичен нашему, довольно мрачному, настоящему; люди – всё такие же, людишки. Ни общество, ни человек, значит, исторически, не улучшаются, не развиваются. А всем, как и ныне, но уже в масштабах галактики, рулят аналоги Ост-Индских транснациональных компаний.

   Второй фильм – «Чужие», или «Чужой 2», – вышел на экраны в 1986-м г.

   СССР, замечу вновь, ещё есть, и есть, значит, и его, СССР, соответствующая коммунистическая идеология с его образом «светлого будущего». Вот и во «втором» «Чужом», в изображаемом в нём будущем, ничего особо не меняется (в худшую сторону). – Хоть и прошло, по сюжету, 57 лет со времени действия «первого» фильма. Разве что всевластие упомянутой межгалактической «Ост-Индской» Компании становится ещё более отчётливым и очевидным. Она там известна всем, и все, по существу, так или иначе работают на неё. Потому и немудрено, что данная Компания обвиняет выжившую (в прошлом фильме) главную героиню – Элен Рипли – во всём том, что случилось: в гибели звездолёта (взорвала, мол), повлекшем огромные убытки. Но, в итоге, Рипли за всё это получает лишь… отстранение от полётов и постановку на учёт у психиатра.

   Абсурд? Сперва нагло, на уровне хуцпы, обвинили и признали виновной, в таком преступлении (которое, кстати, сами же и совершили, по сути), которое влечёт очень и очень серьёзное наказание, а потом – дали смехотворное, относительно тяжести совершенного деяния, наказание. Впрочем, вполне своеобычно для судебно-рыночной современной системы.

Кстати, обращу, опять же, внимание на аналогию суда над Рипли и суда над Бертоном в советском фильме «Солярис» (1972 г.), по роману С. Лема, где того также признают не совсем, скажем так, психически здоровым и выдвигают в его адрес нелепые обвинения.

Однако… довольно скоро представитель Компании предлагает Рипли полететь на ту же самую планету, где, теперь, вот уже есть земная колония, но… связь с этой колонией оказалась, вдруг, потеряна…

   Разумеется, Компания знала о смертельной опасности создавать колонию на той планете и, более того, судя по всему, нарочно создала эту колонию, дабы поставить соответствующий эксперимент: насколько быстро и эффективно Чужим удастся уничтожить эту колонию. Так сказать, принесла людей в жертву своим опытам с «биологическим оружием».

   На сей раз на планету отправляется специальное военное подразделение, с целью вроде как разведать, что случилось и, при необходимости, уничтожить монстров…

   Хотя, в действительности, цель, здесь, для Компании, совсем иная, всё та же: посмотреть, насколько быстро и эффективно Чужие уничтожат военных, это с одной стороны, а с другой – если всё же удастся, то заполучить себе экземплярчик Чужого для опытов.

Люди будущего, изображаемые в данном фильме – всё те же довольно пустые и малоприятные людишки, как и в первом фильме; так же озабочены лишь баблом и сексом. Само это будущее – столь же малопривлекательно. Власть трансгалактических Компаний (Компании), Сеть которых опутывает галактику, – замечу, что здесь, в фильме, используется метафора именно Сети, с соответствующей ей коннотацией («сетевой маркетинг», «сетевая империя» и т.д.), а отнюдь не, например, Кольцо («Великое Кольцо», как у Ефремова), имеющей несколько иную коннотацию, – ещё более тотальна, чем в «первом» фильме.

   Из всех персонажей данной кинокартины положительными, кроме Рипли, честными и симпатичными, оказываются лишь двое: офицер данного воинского подразделения, в итоге раненый, и киборг-андроид.    Последнее, к слову, особенно интересно: из всех людей, членов экипажа, самым человечным и честным оказывается… робот. Т.е., самый лучший человек – это робот.

   Так сказать, лепта в идеологию зарождавшегося в те времена трансгуманизма.

   В итоге, весь отряд, за исключением указанных персонажей, гибнет; Рипли удаётся ещё спасти выжившую девочку (из уничтоженной колонии).

   Опять же не стану говорить о «физических» нелепостях фильма. Скажу лишь о нелепостях «человеческих».

   Десант высаживается на планету, а на орбите не остаётся никого!   Это, вообще, фантастическая глупость. Так десант на высаживают. А если, действительно, что случится? А тут, вот, случилось – и пришлось роботу, в экстремальных условиях, вызывать катер с корабля, с орбиты, в режиме автопилота. И т.д.

   Рипли хочет уехать на лифте с нижнего уровня станции, куда спустилась, чтобы спасти девочку, а лифта… на месте не оказалось. Куда он мог уехать, если на станции тогда никого из людей уже больше не было? Etc.

   И как резюме идеологической матрицы «образа будущего» этого «второго» фильма: будущее здесь – вполне аналогично настоящему, и если уж не совсем безнадёжное, то, очевидно, весьма малоперспективное и малопривлекательное. Люди этого будущего – тоже ничего особо хорошего из себя не представляют, вполне аналогичны современным, или, даже, ещё немножко хужее.

   А теперь о «третьем» «Чужом» (вышел на экраны в 1992-м г.).

   А вот тут, между «третьим» и «вторым», пролегает очень важный идеологический водораздел. Причём, замечу, это происходит как раз после разрушения СССР, с его идеологическим оптимизмом.

«Третий» фильм – это уже совершенно иная идеология. Причём идеология в корне деструктивная: как по отношению к будущему, так и по отношению и к зрителям, и даже к законам жанра.

   Светского Союза, с его образом «светлого будущего», уже нет и потому не нужно более изображать, в фильме, нечто приличное относительно «нашего будущего», нужно всё говорить более прямо и откровенно. Будущее – мрачно; его, можно сказать, нет. Но обо всём по порядку.

   Прежде всего замечу о том, что «третий» фильм начинается с того, что, оказывается, вроде как спасшиеся в прошлом фильме, – и офицер, и киборг, и девочка, – за исключением, собственно, лишь главной героини, – погибли!

   Это сразу выбивает у зрителя определённые моральные основания, обескураживает. Получается, весь героизм этих людей, погибших, и самой Рипли, их спасавших (а они – помогали, в свою очередь, спастись, в предыдущей серии, ей), значит – напрасны?! И лучше, значит, было, вообще, не корячиться, не рисковать жизнью, а просто «сложить лапки». К чему был весь этот героизм? Здесь – безнадёжно обнулившийся.

   Это рушит «законы жанра». И по-видимому, авторы фильма пошли на этот «жанровый» слом и удар по зрительскому мировоспрятию намеренно (злонамеренно).

   Идеология (её мурло) трансгалактической Ост-Индской Компании показывает себя здесь уже «во всей красе»: СССР и его идеологии «светлого будущего» больше нет, и можно, значит, уже и не скрываться; и нужно начинать сразу и резко: так сказать, шоковая терапия для зрителя.

   По сюжету этого («третьего») фильма, как оказалось, на корабль, на котором спасались Рипли со товарищи, как-то попал Чужой и, вот, всех убил, – кроме Рипли, в которой оставил свой «зародыш».

   Вообще-то, это нелепо. Что, перед полаганием себя в анабиоз астронавты не проверили тщательно всю капсулу (относительно небольшую)?, не проверили девочку (если зародыш был, вдруг, в ней)? Это за гранью элементарной беспечности и глупости.

   Кстати, подобного рода нелепости (и физические, и с точки зрения здравого смысла) продолжатся в фильме и далее. Взять хотя бы тот факт, что Рипли с «зародышем» Чужого внутри себя живёт и действует всю серию, несколько дней, – в то время как в «первом» фильме («Чужой»), заполучивший внутрь себя зародыша Чужого член экипажа был убит этим зародышем в течении часа-другого после своего вроде как «выздоровления». Что, у Чужих теперь совершенно иная программа развития до своего имаго? И т.д.

   Как бы то ни было, но жанр, действительно, разрушен.   Приключенческие фантастические фильмы прошлого, с соответствующей им идеологией, сменяются на фильмы с совсем иной идеологией и даже структурой. Эта новая идеология сносит весь «романтический» пафос прежних фильмов, и целенаправленно работает на понижение зрительского мировосприятия, до самых примитивных инстинктов, и, вообще, меняет схему восприятия фильма: от сюжетной линии – до клипа.

   Корабль разбивается на планете, на которой находится… галактическая тюрьма. В данной тюрьме собраны отпетые отморозки – вот они какие, «люди будущего».

   Возникает элементарный вопрос: зачем придуман такой, мягко говоря, сюжетный выверт?

   Извините, но это явно не просто так, «случайно»; это – намеренный ход; и ход – идеологический.

   Всё, ребята, вас ждёт именно такое будущее – в виде межгалактической тюрьмы.

   Разумеется, всем в этом «мрачном будущем», в том числе и этой тюрьмой, рулит всё та же Компания; но теперь её власть ещё более откровенна и тотальна.

   В то же время, надо заметить, что тюрьма эта представлят собой и своего рода секту, – где, посредством «веры в бога», «исправляются» осужденные. К слову, религиозный вопрос в данном фильме, в предыдущих «сериях», обычно никак особо не афишировался, – а тут, раз и сразу в лоб. И сразу в виде «тоталитарной секты».

   Одним словом, новый образ будущего заключается в том, что будущее, ждущее нас, хуже настоящего. Мрачно и беспросветно.

Разумеется, и люди этого будущего – по преимуществу, хуже нынешних, вообще, отморозки и мерзавцы.

   Замечу, что единственный вроде бы честный человек, – тюремный доктор, который помогает Рипли, – в разрез законам жанра, очень скоро гибнет. «Логика» внушаемой новой идеологии тут проста: будешь честным и порядочным – погибнешь быстрее всех.

   К слову, обращу внимание и на то, что «третий» фильм уже не держит в напряжении зрителя, – сюжетной своей коллизией, – а, в общем-то, не интересен, скучен. Как, в принципе, вскоре станут все современные, начиная со второй половины 1990-х гг., «голливудовские», да и прочие, фильмы, упирающие на спецэффекты («клиповое мышление»), но в своей сюжетно-смысловой сущности – пустые.

   Разумеется, возвращаясь к фабуле фильма, Компания вновь пытается, – как маньяк в своём навязчивом состоянии, – заполучить себе образец Чужого; и Рипли, в итоге, чтобы этот образец не достался Компании – убивает себя вместе с ним, зародышем Чужого.

   Гибель главной героини – это ещё один штришок в общую картину мрака и безнадёжности грядущего.

   И тут я бы сделал один очень важный, как мне представляется, здесь, вывод. Дело в том, что «Чужой» – это, в сущности, Компания.   Закладывали ли, подпудно, авторы фильма такой «скрытый» смысл в картину или нет, не суть важно; главное, что – это, ведь, именно так представилось.

   Капитализм, по сути, есть «господство чужих»; именно «чужие», для данного общества, ощущающие себя «чужими» по отношению к нему, «самореализуются», прежде всего, в данной системе, как раз и требующей подобного отчуждения, нарочитого индивидуализма и эгоизма, способности бесцеременно эксплуатировать «своих», – «свои», разумеется, так поступать, без определённого внутреннего слома, не могут, а вот «чужие» – запросто.

   Вот и Компания, как гигантское олицетворение подобного «Чужого», и есть, по сути, такой монстр-упырь, который пожирает всё прочее общество, эксплуатирует его, «стрижёт с него шерсть и сало», паразитирует на нём. Подобно тому, как та же, например, Ост-Индская Компания грабила колонии и тамошние «традиционные общества», разрушала их, переформатировала и беспощадно эксплуатировала, – прямо-таки «пожирала» их и закладывала в них свои смертоносные «зародыши», как инопланетный Чужой-монстр. Так поступают и нынешние ТНК. И, вот, получается, что навязчиво пытаясь заполучить себе Чужого, Компания, по сути, пытается заполучить собственный реальный «живой образец».

   «Четвёртый» (и последний, пока) фильм из вот уж «сериала» «Чужой» (вышел на экраны в 1997 г.; «Чужой. Воскрешение»), в сущности, продолжает ту тенденцию, которая во всей красе развернулась в «третьем» фильме.

   Упор не на сюжет, а на спецэффекты. Образ будущего – столь же, если ни ещё более, безнадёжен. Действие фильма происходит, спустя аж 200 лет, на некоей космической станции, на которой всё та же («вечная»!) Компания клонирует погибшую в прошлом фильме Рипли, дабы, наконец, заполучить столь вожделенного для себя Чужого, аналогично клонируемого. В итоге получается генномодифицированная Рипли и аналогично генномодифицированный Чужой.

   А что Компания никак иначе не могла заполучить себе экземплярчик Чужого, за 200 лет-то, а? Хотя бы из того же погибшего инопланетного звездолёта, фигурировавшего в «первом» фильме?

   Опыты с Чужими на этой станции проводят сумасшедшие (буквально) учёные-маньяки, – главный из которых, вообще, имеет маниакальную страсть к Чужому, – руководит же станицей какой-то, вообще, психопат, явно напоминающий собой какого-нибудь латиноамериканского военного диктатора, дорвавшегося до «космических» возможностей. И всё это, разумеется, под чутким руководством Компании.

   Как мы видим, люди будущего – сплошь уроды и моральные дегенераты.

   Перед нами рисуется картина очень напоминающая «цивилизационные» образцы из советского фильма «Кин-дза-дза», в которых, на разных инопланетных системах, высокий уровень технического развития «нормально» соседствует с нравственным человеческим вырождением и, аналогично, с полной социальной деградацией. Но в советском фильме это было указанием, как не надо жить, сатирической гиперболой; а здесь – как норма. Норма для «ожидающего» нас нашего будущего.

   На данную станцию, по сюжету, прилетают, на своём космическом корабле, опять же некие своего рода космические пираты-контрабандисты-работорговцы, привезшие с собой соответствующий груз… захваченные капсулы с лежащими в анабиозе обречёнными пленниками-рабами, которых они привезли специально продать Компании, и которых та, судя по всему, будет использовать в качестве «подопытных кроликов».

   Говоря откровенно, в таком будущем жить совсем не хочется. Это мир уродов. Как моральных, так, впрочем, зачастую, уже и физических.

И, опять же, единственным порядочным и симпатичным, в плане нравственности и человечности, тут оказывается… «девушка» андроид-киборг. Причём, любопытно заметить, этот андроид – единственный тут верующий «человек», вроде как даже христианка. Абсурдно, но показательно. Идеология этого фактика очевидна: всё тот же трансгуманизм. В эту же копилку укладывается и то, что главная героиня, – тоже вполне честный «человек», откровенно выделяющийся, в положительную сторону, на общем фоне уродов-людей, – тоже ведь генетический, генномодифицированный, мутант.   Опять-таки – идеологический реверанс в сторону трансгуманизма.   Трансгуманизм – представляется тут как наша «судьба», как неизбежность (для выживания).

   Ну и довершает всю эту картину вид нашей родной планеты Земля, куда возвращается главная героиня в конце фильма: образ великой помойки-пустыни. Опять же – вспоминается «Кин-дза-дза». Но уже не в плане ущербных инопланетных цивилизаций, а относительной нашей собственной, нашего будущего. Которое тут нам вполне откровенно показывается. Безнадёжное и мрачное.

   Всем правят трансгалактические Корпорации; люди будущего – моральные, а часто и физические, уроды; наша родная планета – гигантская помойка, непригодная для жизни.

   Кстати, вполне логичный и откровенный вывод из современной системы «монополистического капитализма», экстенсивного и хищнически расширяющегося, выжигающего человеческие души, отчуждающего человека от самого себя и от общества, и, в итоге, приводящего к подобному, вполне кастовому, общественному устройству: элите-олигархии (принадлежащей к управленческой верхушке Корпорации) и всему прочему быдлу, кое-как выживающему и деградирующему.

   Повторюсь, всё очень логично.

   Всё нам тут вполне явно и откровенно показано: наше «будущее», то, которое нас ждёт при нынешней модели общественного устройства, её тенденциях «развития».

   Вывод отсюда также вполне очевиден: нужно бороться за наше «светлое будущее». И начинать тут, полагаю, нужно с малого: с самого себя. Теплить в себе его, Будущего, светлый образ, как образ Должного, и руководствоваться им в своей жизни, – жизни сквозь мрак, бесперспективность и безнадёжность «настоящего».

 

   В 1945-м году наши предки победили "Чужого", созданного транснациональными компаниями. Сегодня те же компании вскармливают новых "чужих", натаскивая их, опять же, на нас...

   «За нашу Победу»!

 

 

[1] NB. Очень возможно, что именно возглас Ингрид Дитры (или Низы Крит?, оставшейся за кадром; в фильме «Туманность Андромеды»), об указанном инопланетном звездолёте: «чужой, понимаете, чужой!» – и натолкнул создателей американского фильма на подобное заглавное имя для инопланетного организма-убийцы в их фильме. Кстати, в тексте книги этой реплики, буквально, нет; однако есть, в свою очередь, замечание Эрга Ноора о встреченных инопланетных организмах-убийцах: «…это чужая жизнь»; плюс, сюда, авторская речь (в книге) об «убийственных порождениях чужой жизни». – Что, также, могло послужить своего рода «прототипом».

 

P.S. 

Историк А.И. Фурсов о тех, кто готовил ту Войну:

 

 

Просмотров: 75 | Добавил: defaultNick | Теги: чужой, Будущее, День Победы
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz