Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2014 » Июнь » 1 » Украинский зомби-апокалипсис. Часть 6
09:22
Украинский зомби-апокалипсис. Часть 6

(продолжение; начало см. Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5)

 

А теперь вновь вернёмся в предвоенное время, к «украинским организациям», ОУН и, впоследствии, УПА.

Итак, в 1940-м г. в ОУН происходит раскол на ОУНб и ОУНм («акт 10.02.19140.»). С лозунгом «мельниковцев на ножи!» выступает главный идеолог украинского нацизма Дмитрий Донцов.

Впрочем, замечу, что данному «расколу» предшествовало то, что польским специальным службам удалось (с помощью своих чешских коллег) заполучить часть архива «украинских националистов», – и многих «оуновцев» взяли тёпленькими, и благополучно посадили (в 1934-1935-х гг.). Наипаче определённые, на ту пору, союзные отношения Германии и Польши сделали «украинских нациков» вроде как и ненужными (на время) немцам. И «украинское националистическое движение» в Польше как-то поутихло. Впрочем, в это время, завместо посаженных, на первые роли в ОУН начинают выходить новые люди. В частности, я бы отметил тут фигуру Льва Ребета.

Лев Ребет (1912-1957) – еврей,[1] «писатель», «адвокат», «украинский националист»; поднялся в иерархии ОУН после 1934-го г.; в самопровозглашённом «украинском правительстве» во Львове – заместитель председателя правительства Стецько. Глава правительства в «украинской головной освобождённой раде», созданной под немецким чутким кураторством в Мюнхене в 1944-м г.. После войны – «главный судья» ОУН (пригодились «адвокатские» навыки). «Профессор» «украинского университета» в Мюнхене. Убит вроде как тем же киллером, что и Бандера.

Но вернёмся к «раскольникам». В начале 1940-го Бандера, – то ли по своей запредельной глупости, то ли злонамеренно, – «проваливает» почти всю агентуру Мельника, выстраиваемую им до того в течении нескольких лет в Галиции.

И в результате вышеупомянутых разборок, на первые роли в «распространении украинской болезни» начинает выходить ОУНб, – хотя реального толку от её деятельности уже меньше, нежели от «мельниковцев». Больше только крови и шума.

Идеологическое обоснование своё ОУНб черпает в учении Дмитрия Донцова.

Донцов Дмитрий (1883-1973) – «писатель», расист, социал-дарвинист; по матери (Франциска Иосифовна) – вроде как «итальянец»; её отчим – немец; по отцу – русский, отец – мелитопольский местный олигарх. Таковы генеалогические корни главного идеолога «укро-нацизма». Учился в Петербургском университете; участвует в подпольном движении «украинского национализма»; дважды арестовывается – и, конечно, выпускается. Отпущенный в очередной раз «на поруки» – бежит в Австро-Венгрию; где продолжает учёбу в Венском университете. Т.е. «студентика» везде «добрые люди» удачно пристраивают. Потом – пристраивают и во Львовский университет. Вскоре – раз, и Дима «доктор юридических наук».

Далее, становится во главе очередной креатуры (в Вене, август 1914-го г.) австрийских специальных служб – «союза освобождения Украины» (СОУ); в составе организации – разного рода отморозки, беглые «революционеры», «украинские националисты»; Идеология СОУ незамысловата: ярая русофобия, «украинский национализм», сепаратизм. Разъезжает, с соответствующими миссиями, по Европе. В Берне, в частности, активничает в плане деятельности «Лиги нерусских народов России» (апрель 1916-го г.).

Нет, право слово, ловко ребята (немцы, англичане и т.д.) работают в отношении расчленения России: всё, буквально, всякую мелочь, используют; а даже если той нет, то сами её же и создают, придумывают. Русские так откровенно подло и нагло себя в международной политике против своих «партнёров» не ведут…

Пан Донцов – откровенно сидит на «зарплате» германской разведки. В 1918-м приезжает в Киев, контролируемый немцами, – и сразу попадает в правительство Скоропадского, – в качестве «министра» «телеграфов» (т.е., по-видимому, заведуя тогдашними СМРАД). Входит в партию «хлеборобов-демократов» (так!).

Была и такая клоунская «партия». Причём, что любопытно, но вполне естественно, никто из её руководства никакого отношения к реальным хлеборобам никогда не имел. Так, вывеска-прикрытие для пропаганды русофобских и укро-нацистских идей…[2]

После падения «режима Скоропадского», пан Донцов переходит на сторону Петлюры. Подрабатывает агитатором среди русских пленных в Австро-Венгрии (против России, разумеется). Переводит (в 1926-м г.) на украинский язык «Mein Kampf», программный труд Адольфа Алоизовича Шикльгрубера (опубликован, в основном, в 1925-м г.). В 1926-м же г. пишет своё главное сочинение «Национализм», где излагает основоположения своей укро-нацистской доктрины, – своего рода специфическое переложение упомянутой  «Мой борьбы» пана Адольфа.

Расовая теория пана Дмитрия ложится, впоследствии, в основу идеологии (если о такой, вообще, можно говорить) ОУН (прежде всего, ОУНб) и УПА. Пан Донцов сам не воюет, а больше «пишет», работает, так сказать, «писателем- провокатором».

Расистская концепция Донцова носит название «интегрального национализма», – своего рода «шовинистическая» концепция, предполагающая «свою» нацию стоящей выше всех прочих.

Данная политическая модель, прежде всего, предполагает: а) чистку «своей» нации от представителей «неполноценных» других народов, и б) чистку нации от просто несознательных элементов (т.е. тех, кто не проникся «сознательно» идейкой «интегрального национализма» (!)) (см. пункт «а»).

«Украинцы» здесь предполагаются «высшей расой» (соответственно, и «высшей кастой»), расой господ, «избранным народом», представителями «нордической расы».

Что, полагаю, очень важно, пан Донцов противопоставляет «латино-германский мир» «миру русско-азиатскому»; первому он, естественно, отдаёт всё своё предпочтение, приписывая ему такие «положительные», с его точки зрения, характеристики, как «господство», «волю к власти», «завоевательность»; второму он отказывает в наличии каких-либо подобных «положительных» качеств, «расовых свойств».

Концепция Донцова опирается на учение Ницше о «воли к власти», на учение Дарвина о «естественном отборе»: «падающего толкни», «право сильного» и т.д.

В этой связи, хотел бы заметить, что, действительно, Русский Мир живёт по совершенно иному типу бытия, нежели Мир Западный.

Запад – это, действительно, агрессия, «принцип агрессии», это, действительно, «право сильного», это, действительно, априорное отношение ко всем прочим народам, как к недочеловекам.

Русский Мир – это, действительно, принцип защиты; Русский Мир расширялся, исторически, в Ответ на Вызов-нападение некоего внешнего врага, который атаковал его (с Востока ли, с Запада или Юга); и, победив агрессора, присоединял его и его земли к своему Миру, – дабы обезопасить себя от подобных нападений впредь; и отношение русских к людям других народов и рас, априори, как тоже к людям. И это, действительно, важный и принципиальный момент.

Только в отличие от Запада (как «Цивилизации Моря»), русские не создали столь изощрённый и в то же время нагло лживый идеологический пропагандистский аппарат, как то сделал относительно себя, своей захватнической политики, Запад. Запад очень хорошо, иезуитски, я бы сказал, научился «обставляться»: придумывать поводы для своей реальной агрессии, чёрное представлять белым, а белое чёрным, и убеждать в этой лжи весь прочий мир. Запад очень хорошо научился «разводить аборигенов-лохов», соблазняя их разного рода «бесплатным сыром», придумал множество красивых мелодий для своей «дудочки крысолова».

Так что, пан Донцов, в этом аспекте, – что Запад суть, исторически, Агрессор, – очень даже оказывается прав.[3]

С другой стороны, вся эта идеология «падающего толкни», весь этот агрессивный садизм, прикрытой «вывеской» «естественного отбора», по сути своей, всегда является лишь компенсацией некоей глубинной внутренней неполноценности («комплекса неполноценности»), глубокой внутренней ущербности того человека, который всё это проповедует; не говоря уж об глубокой, травматической, внутренней ущербности тех, кто всё это пытается осуществлять.

Именно подобное острое чувство собственной «неполноценности», глубокого, часто совершенно бессознательного, острого ощущения своего ничтожества, толкает людей унижать других, заставлять их страдать, – тем самым компенсируя свою собственную ущербность и острое чувство неполноценности. Это всё, вообще-то, очень просто и элементарно.

Я не знаю, «что, кто и как» столь сильно обидел (обижал и унижал систематически), травмировал психически пана Донцова в раннем детстве, отчего он стал фанатичным проповедником подобного «учения», однако, надо заметить, что данное учение, выросшее на основании личной глубокой психической травмы пана Дмитрия, очень хорошо тут легло «в тему» «национального» комплекса неполноценности («комплекса холуя и лакея»), который, увы, сложился у многих представителей тех русских людей, которые оказались, в течении нескольких веков, в течении десятков (!) поколений, на положении рабов, «низшей расы», в составе то Польши, то Австро-Венгрии, – и теперь, вот, все эти комплексы оказались «востребованными» и затребовали своей «жестокой компенсации».

И идеология этой жестокой «компенсации комплекса национальной неполноценности» стала носить название «украинского национализма».

Только, вот парадокс-то истории: отчего-то компенсация сего комплекса неполноценности, как личной, так и «национальной», приобрела, здесь, именно антирусское (!) направление, – причём, русские, Россия, Москва, реально, к созданию этого «комплекса», к вековому угнетению русских в Речи Посполитой и Австро-Венгрии, никакого, собственно, отношения не имели и не имеют! – Однако, вот как вывернули-то ушлые политтехнологи, западные «политические фармацевты»: «во всём, в вашей вековой униженности, забитости и подавленности, в вашем, хе-хе, вековом рабстве, оказывается, виновата Россия, русские, москали проклятые!»

Нет, это, конечно, за гранью всякого реального здравого смысла и всякой исторической реальности! Однако же – верят; однако же – ведутся на разводилово! Однако же – зомби, получившие сей «вирус украинства», задвигались именно в направлении России, двинулись против русских, пропитались ненавистью против именно москалей!

Это, реально, потеря всякого чувства реальности, исторической реальности, потеря, действительно, последних остатков сознания; это – действительно, могут быть уже лишь зомби, мутанты; зомби и «инфицированные» мутанты, жаждущие только компенсации (гиперкомпенсации!) своего глубокого комплекса неполноценности (злонамеренно раздуваемого и актуализируемого), жаждущие крови, русской крови.

Актуализировать Комплекс, а потом перенаправить его гиперкомпенсацию в строну России – это, действительно, изящная, но иезуитски подлая и откровенно злонамеренная, вещь!

Впрочем, с другой стороны, подобное, казалось бы «нелогичное», русофобское поведение «укро-нацистов» и довольно понятно: дело в том, что эти люди в течении многих веков привыкли слушаться Хозяина, и то, что говорит Хозяин – это, для них, истина; и теперь, вот, когда Хозяин (немцы, англичане, американцы) сказал им, что «русские виноваты во всём», – это данными холопами (уже по сути своей!), и не могло быть воспринято иначе, нежели как «истина», как руководство к действию, как «приказ Хозяина»!

«Фас!»

Это люди уже с совершенно иным, как я уже говорил, менталитетом, нежели реально свободолюбивые русские, не терпящие какой-либо диктат какого бы то ни было чужого Хозяина. Русского, действительно, можно обмануть и даже, обманув, толкнуть сделать что-либо себе во вред, – примеры приводить не буду, они всем известны, – но русский скоро поймёт, что его обманули, и, осознав это, действует уже, далее, как свободный человек: и кому-то после этого «мало не покажется!»; а здесь же, для «украинцев», главное – «приказ Хозяина»; а Хозяин сказал им, что «во всём виноваты русские» – и ослушаться тут уже нельзя! И это уже не обман, это – совершенно иной тип восприятия реальности!

И англичане (немцы, австрийцы, американцы) это очень хорошо поняли и использовали в своих целях!

Замечу, к слову, что русские на подобную подлость, действительно, не способны; например, в отношении того же Запада.

Этой какой же надо быть, действительно, мразью, чтобы так (!) поступить с частью народа (а в перспективе, здесь, предполагается – с целым народом!), чтобы обратить его, действительно, в зомби и направить-обречь на край пропасти?!...

Цель этой мрази – уничтожить Россию, русских, Русский Мир; и если для этого, оказывается, можно зомбировать, посредством «укро-вируса», часть этих русских (ту часть, которая, как оказалось, вследствие исторических реалий, имеет весьма ослабленный иммунитет против подобных «штаммов») и направить их против всех прочих русских, – и пусть они убивают друг друга!, – то почему бы этого не сделать?! – Наипаче, ведь, всё равно, хе-хе, наша цель – уничтожение России и русских; так что, одних убить пораньше, других попозже – большой разницы нет.

И тем более учитывая априорный европейский «расизм»: русские для них (в том числе – и «украинцы»!!!), всё одно, недочеловеки; а недочеловеков – не жалко!

И, вот, этим «недочеловекам» (с точки зрения тех же немецких нацистов), создаётся своего рода суррогатная идеология – «украинского нацизма»: пусть, мол, эти дурачки, верят, что их тоже, как «полноценную нацию», мы, немцы, «истинные арийцы», усадим с собой, после войны, после победы над «большевизмом» и русскими, за один стол, дадим им, хе-хе, право быть «господами» над разного рода недочеловеками, оставленными в живых лишь в качестве сугубых рабов; пусть, мол, надеются, что мы разрешим им создать своё собственное «самостийное» «украинское государство», в коем они, «истинные украинцы», будут, хе-хе, господами,  а «русские» будут у них холопами…

Пусть, кретины, мечтают…

А ничего им такого не будет! Когда мы, немцы, сокрушим «большевизм», когда мы победим русских, тогда мы и этих самых «украинцев», – тоже, по сути, недочеловеков!, – со всеми их дурацкими надеждами на какую-то там «незалежность», пнём, как собачонку, сапогом под зад и – пристрелим; впрочем, может и пощадим, но… опять же лишь в виде нашего, «истинных арийцев», раба и холуя, «поди-принеси»!

Что бы они, эти «украинцы», о себе ни думали, ни мечтали!...

И никак иначе.[4]

…А пока эти «мечтатели» (зомби!) из ОУНб, пропитанные вот этой, вышеизложенной, «вирусной идеологией», созданной для «украинцев», то ли русским, то ли итальянцем, Дмитрием Донцовым, создали, весной 1943-го г., своё «особое» «вооружённое формирование» – «украинскую повстанческую армию» (УПА). Основу его составили те «полицаи» из уже упоминавшегося 201-го «полицейского» батальона (расформированного к концу 1942-го г.). Возглавил УПА уже известный нам пан Клячкивский, а затем – ещё более известный пан Шухевич.

С другой стороны, своего рода «право первенства» в создании УПА принадлежит иному «украинскому националисту» – Тарасу Боровцу, прозванному, также, «Бульбой».

Боровец Тарас (1908-1981) – биографически типичен: арест, в Польше, в том же 1934-м г, «выпуск» в 1935-м г. (причём, посадили по «уголовке», за воровство!); до Великой Отечественной Войны особо уже не светился, «сидел, починял примус», точнее – вроде как «владел каменоломней», а в действительности – проходил курсы в спецшколе абвера; кстати, любопытно, мелкий воришка – и, на тебе, «владелец шахт и карьеров», не слабо! (явно – немецкий агент). – И тут, вдруг, весна 1941-го г.! – и, вновь, о чудо! – «Бульба» «создаёт», как только немцы вошли на территорию СССР, так называемую «Полесскую сечь» (численностью, пусть и преувеличенной, 10 тыс. чел., собранную, большей частью, из местных уголовников, разбежавшихся из тюрем), – сам «Бульба» вскоре уже «зондерфюрер» в этой своей «Сечи».

Однако все эти чудеса, по-видимому, так вскружили головку «немецкому гомункулу», что он заявил своим Хозяевам, что сам де может контролировать всё Полесье, без них, – немцы покрутили пальцем у виска и, хохотнув, дали собачонке пинка – та, юзом, завизжав, кувыркнулась до ближайшего леса, где, с остатками своей «Сечи», прибившимися оборванцами и отморозками, создала «украинскую повстанческую армию» (УПА; декабрь 1941-го г.), иначе именуемую «бульбовцами» (т.е. УПАб).

Получилось типично бандитское, «лесное», прикрытое «украинскими националистическими лозунгами», организованное преступное сообщество, в просторечье именуемое бандой. Воюющее вроде как «против всех», а точнее говоря – просто грабящее, кто попадётся. Впрочем, данной УПА вскоре начинает особо крепко доставаться от партизанских отрядов Д.Н. Медведева.

С весны 1943-го обостряются противоречия промеж «бульбовцами», его УПА, состоящей, в основном, из «мельниковцев», и конкурирующей иной лесной преступной группировкой – новообразованной вышеупомянутой «бандеровской» УПА, состоящей из ещё больших отморозков. – И «мельниковские бульбовцы» переименовывают свою организацию, дабы их не путали с совсем уж отмороженными «бандеровцами», в «украинскую народно-революционную армию» (УНРА). Начинается новая волна «разборок» и «дележа сфер влияния» промеж ОУНм и ОУНб (УНРА и УПА), в которой более обезбашенные «бандеровцы» берут, по преимуществу, верх. В частности, бандеровцы жестоко убивают жену Бульбы (август 1943-го г.); в ноябре 1943-го г. громят штаб бульбовцев...

Дабы прекратить это безобразие у себя в тылу, немцы арестовывают (декабрь 1943-го г.) Бульбу, – а по сути, банально спасают его от дружков-садистов бандеровцев, – и «сажают» во всё тот же Заксенхаузен, в «камеру-люкс» (по другим сведениям – он работает «инструктором» в специальном немецком диверсионном подразделении «Ягдфербанд Ост»). Туда же, в «номера-люкс» Заксенхаузена, к слову, в марте 1944-го г. «сажают», аналогично спасая от «своих» же, и большую часть руководства ОУНм (в том числе и, лично, пана Мельника).[5]

А что же «бандеровская» УПА? Та «воюет» с «мельниковцами», с советскими партизанами (в основном, исподтишка), терроризирует местное население, иногда наглеет настолько, что грабит даже немецкие склады и пр. Свои ряды пополняет следующим образом: если какой-либо из попавшимся им местных отказывается вступать в их «армию» – убивают (часто просто забивая палками) не только его, но и всю его семью. Очевидно, что боеспособность и, вообще, моральный климат в подобного толка «армии» прозябали «ниже плинтуса». Как я уже сказал, руководил этой, с позволения сказать, «армией» (насчитывавшей, во всей совокупности, около 50 тыс. чел. в 1943-м г.), с начала 1944-го г., пан Шухевич; пан Лебедь правил её «службой безопасности».[6]

Особо отличилась УПА, в частности, при осуществлении вышеупомянутой «Волынской резни». Причём, эта нелюдь частенько применяла такой методы, как «переодевание»: например, прикидываясь советскими партизанами: входили в село, яко «советские партизаны», – а потом, через некоторое время, когда в селе «радостно раскрывались» все, кто вроде как поддерживает «большевиков» и «москалей», всех их жестоко убивали, – а заодно и все их семьи, а то и, вообще, всё село целиком, крайне жестоко, прибивая детей штыками к стенам и столам, отрезая руки и ноги, и т.д. – Таким образом, предполагая, что в людях намертво поселится Страх перед «украинским национализмом», и они даже не рыпнутся против них, «укро-мутантов»; а с другой стороны, подобные зверские операции можно было производить, дабы отвратить местное население от «красных» (если при этом, конечно, так и не «раскрыться», что они, мол, в действительности, «украинские националисты», хы-хы).

Потом, с приходом наступающей Красной армии, подразделения УПА иногда стали рядиться, в аналогичными целями, в «советских солдат», – дабы, опять же, местные сочувствующие «красным» раскрылись, и их можно было всех вырезать, а с другой стороны (в зависимости от своей цели в данной конкретной ситуации) – чтобы вселить в местное население ненависть к «москалям-большевикам».

Впрочем, частенько эти отморозки-садисты получали достойный отпор. От местных партизанских отрядов. Например, при нападении «оуновцев» (31.08.1943.) на польское село Пшебружье, в котором скопилось огромное число беженцев, женщин и детей (около 30 тыс. чел.) из других мест, ищущих тут спасения от этих самых «оуновцев», – уже пускающих слюнки от предстоящей, хы-хы, резни, жаждущих плоти и крови, – данные укро-нацисты, неожиданно, были отбиты и разбиты много меньшими силами советских партизан, подоспевшими на помощь.

Тем же летом УПА просто разбежалась перед отрядами Ковпака, переходящего, преследуемого немцами, Карпаты (подло нападая на небольшие отряды «отставших» ковпаковцев, однако, впоследствии, расписывая это, как свои «великие победы»).

 

 

[1] Вообще, среди «украинских националистов», изначально, ещё со времён Первой Мировой войны, было как-то непропорционально много евреев. Ну ладно, среди революционных и демократических партий в России и в Европе – это вполне понятно; но в партии националистической?! – это как-то очень, мягко говоря, не логично. Что, лишний раз, говорит о её сугубой искусственности и фарсовости (хоть и кровавой).

Впрочем, ничего удивительно, учитывая, что в сегодняшнем «украинском националистическом» движении большинство (!) руководителей – этнические евреи (Вальцман-Порошенко, Коломойский и пр.). А их зомби на улицах, обратите внимание, кричат: «жидов на ножи!». Так что, и тут всё повторяется.

[2] В качестве примера «партийца» – пан Михновский. Михновский Николай (1873-1924) – сын некоего «священника», читавшего проповеди… на украинском! – типичный сектант. Ещё в юности, в 1891-м г., пан Николай – оказался одним из основателей «братства тарасовцев» – кружка «украинской интеллигенции» («писателей»), в котором бродили бредовые фантазии вроде «Украины от моря до моря» (т.е. от Карпат до Кубани); убеждённый украинский нацист и самостийник, призывающий к «большой крови» (москальской, конечно); на внешность – типичный клоун (посмотрите фото, не пожалеете!); большинство дружков Михновского по «братству» через некоторое время арестовали, однако сам он как-то избежал такой участи; работал «адвокатом» (отмазывал своих, в том числе и банальных уголовных отморозков); издатель (внимание!) нескольких «украинских националистических» газетёнок и журнальчиков (откуда такие деньги, Зин?!). В 1904-м г. подготовил теракт – взрыв памятника Пушкину (в Харькове), и памятники Екатерине (в Одессе и Киеве), – вам это ничего, из сегодняшнего, не напоминает? – Однако силы взрывчатки не хватило, и «Пушкин» устоял (до Екатерины же – дело не дошло), – при этом, «взрыве», вокруг «михновцы» разбросали листовки соответствующего «укро-содержания»: «долой русскую поэзию!».

После рокового «Февраля» создал «украинскую национальную армию»; возглавил радикально националистическое крыло ЦР; в марте (вот неймётся-то!) создал «украинский войсковой клуб им. Полуботка» (Павел Полуботок – был такой «самостийный» гетман во времена Петра I). Грезил, что каждый военнослужащий русской армии де должен, хе-хе, в будущем стать военнослужащим армии «украинской».

Однако даже для тогдашней «националистической» ЦР грёзы пана Михновского были чем-то очень уж радикальным, – и он, не согласный с «мягкотелыми» радовцами, поднял свой укро-бунт против ЦР (июль 1917-го г.). – Но бунт подавили, а главного смутьяна отправили на «румынский фронт».

После «Октября» возвращается на Полтавщину, где… работает «мировым судьёй». Вы представляете, чего (!) этот «адвокат» там мог насудить!? Вскоре вступает там в недавно созданную его давнишними «корешками» «партию демократически хлеборобов» (почему не «юристов-хлебопашцев», странно?).

Удивительно, но гетман Скоропадский одно время даже полагал сделать пана Михновского главой своего правительства: а что, власть его, гетмана, ведь «клоунская», под немцами, так пусть и «премьер» у него будет соответствующий, хе-хе. – Однако все прочие высокопоставленные, приближенные к гетману, укро-националисты тут же бросились отговаривать Скоропадского от сего опрометчивого, мягко говоря, шага: дескать, это же полный неадекват, придурок и отморозок! – И гетман не стал назначать пана Дмитрия своим «премьером». – На что пан Михновский обиделся.

После прихода к власти на Украине Директории – выступает против сей Директории (кстати, в круг его сообщников-подельников тогда входил и вышеупомянутый Коновалец). Впрочем, из всего этого «выступления» ничего не вышло. Был арестован большевиками; однако – вскоре и освобождён.

Деникин, убегая из Новороссийска, не взял сего укро-клоуна с собой, справедливо заметив, что тот – враг России! – и отпихнул баклана от борта отплывающего корабля.

Впоследствии пан Михновский арестовывается большевиками в 1924-м г., но – вновь освобождается; впрочем, лучше, наверное, для него же, не выпускали бы: вскоре найден повешенным в саду у своих старых «дружков» по «партии хлеборобов». Сам ли повесился, или, что более вероятно, свели счёты «дружки», истории точно не известно…

[3] То, что Запад – это Агрессия, сегодня мы видим весьма отчётливо. Взять хотя бы то же кровавое шоу «втаскивания «Украины» в Европу» («Евросоюз»). Оно идёт во всё той же канве мировой агрессии СГА («глобализаторов»), – ныне споткнувшихся в Сирии. И, оттого,  нынешнее «укро-шоу», устроенное СГА, изначально, содержало в себе всё те же «агрессивные» смыслы: а) отомстить России за Сирию, за то, что та позволила себе взбрыкнуть против Мирового Хозяина, б) выдавить Россию из Крыма (ха-ха!), лишить её базы Черноморского флота, в) овладеть газопроводом (дабы постоянно «нервировать» ту же Россию и подконтрольную Европу), г) подвести свои военные базы (и, соответственно, расставив ракеты) поближе к Москве, д) выдавить из Украины, имеющего к ней свои интересы, Китай; etc.

В реальности же, разумеется, никто никогда и не собирался никакую Украину принимать в «Евросоюз», – её просто, дополнительно зомбируя, поманили этой «булочкой» за ради того, чтобы ещё подальше отвести-оторвать от России.

Запад, Европа, Романо-германский Мир – это, действительно, другая цивилизация, другой Мир! И «украинцы» для него, по определению, нужны лишь как «пушечное мясо», как «быдло», как «дураки, которых не жалко»! Этот мир весьма соблазнителен, но за красивым фасадом – там нечто совсем иное!

Не видеть и не понимать этой очевидной вещи может лишь слепой кретин, буквальное зомби!

[4] К слову, любопытно, а ведь руководители всех этих «оуновских» «проводов» и пр., наверное, хорошо понимали, что немцы никакой сколько-нибудь «самостийной Украины» им создать не дадут, и используют их лишь, как палачей и цепных сявок, пока в них есть нужда, – а потом? – что будет потом, когда эти немцы уничтожат «большевиков», «русских»?, что будет с «украинскими националистическими движениями»? – Да зачистят тоже, и всё; надобности-то в них больше не будет.

Или эти укро-нацики полагали «выскочить», улучив момент, и создать всё-таки, на волне немецкой победы над «москалями», свою «Украину»? – Очень наивно, надо сказать, полагали. Или полагали они («оуновское» руководство), что немцы им, «оуновскому руководству», дозволит, за былые заслуги, быть «господами» в своём «Рейхе», – и на «украинский народ» им, в сущности, было глубоко наплевать? – Так, скорее всего, оно и было.

            Ибо «оранжевые» (майданутые укро-нацики) – это, сегодня, по сути, партия «зелёных» (по цвету «долларов»). И такою, по-видимому, они, «проводники» укро-нацизма, были и тогда. Многие из них просто и банально работали «профессиональными украинцами» (как многие же и из нынешних, – Тимошенко, например). А чё, выгодно, америкосы бабки хорошие дают.

[5] По окончании войны, Боровец – сдался американцам; жил в Канаде, в СГА; готовил, помимо прочего, детишек из эмигрантских украинских семей для грядущей войны на Украине, для настоящей войны в Корее, во Вьетнаме…

[6] Наиболее крупным, условно говоря, воинским подразделением в составе УПА были так называемые «курени», обычно – ~ от 300 до 2000 человек; «наименьшей»  воинской единицей являлся «рой» – своего рода «отделение», несколько человек. К весне 1944-го г., вследствие, в основном, наступления советских войск и действий партизан, в составе УПА осталось около 35-ти тыс. человек; к концу 1944-го г. – около 25-ти тыс.

 

(окончание следует)

 

Просмотров: 323 | Добавил: defaultNick | Теги: зомби, Донцов, Боровец-Бульба, УПА, украина
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz