Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2012 » Июнь » 26 » Подводные камни Раскола. Продолжение
13:46
Подводные камни Раскола. Продолжение

А теперь непосредственно к геополитике. Кому был выгоден церковный раскол в России? Католикам, папе, Западу в целом.

Это была уже их давняя мечта, да уже не только мечта, но и стратегия, более того – серия «бизнес-проектов», по а) приведению России к унии, и б) втравливанию России в большую войну с Турцией. Иными словами, договаривая до конца, Западу, католицизму, папскому престолу было необходимо устранить двух главных на тот момент политических, геополитических конкурентов: Россию и Османскую Империю; и, весьма желательно, чтобы они, Россия и османы, взаимоуничтожили друг друга собственными же руками, а все «сливки» со всего этого снял бы Запад. Поэтому, полагаю, разумной политикой русских князей, а потом и царей, было противостоять туркам и их вассалу Крымскому ханству, воевать с ними, наносить им чувствительные и сокрушительные поражения (как то было в битве при Молодях в 1572-м году при Иване IV), отбивать их атаки, но, ни в коем случае, не вступать ни в какие коалиции со своими Западными «партнёрами», католиками, как, впрочем, и с протестантами, с Польшей ли, с какими иными «империями» или «республиками», дабы те не использовали русских в качестве «пушечного мяса», а потом, улучив момент, когда русские вымотаются и ослабнут, сами нападут на них, принудив, как минимум (!), к какой-нибудь «унии». А главной приманкой тут, используемой Западными агентами, был для России и русского царя Константинополь (Царьград): «ведь, хе-хе, Москва теперь, как вы говорите, «третий Рим», а настоящие православные, имперские святыни остались там, в Царьграде, ныне полонённые и попираемые басурманами, так что, хе-хе, надобно бы освободить святыни, дабы стать настоящими православными царями, хе-хе…»

Очень соблазнительно, не правда ли?…

Кстати, именно на эту «приманку», во многом, и поймали англичане русского Императора Николая II, уже в 1914-м году, затащив в совершенно ненужную России войну с Германией, пообещав, в случае победы, после войны, при новом переделе мира, хе-хе, «Константинополь и проливы», – прекрасно при этом зная, что никаких «проливов», никакого «Константинополя» эти русские никогда не получат, и что вся эта война она только с тем и затевалась ими (Англией), чтобы во взаимной схватке обрушить двух своих главных, бурно поднимающихся, геополитических конкурентов – Россию и Германию, организовав внутри них, через разветвлённую сеть своих агентов и масонских лож, соответствующие революции, руками их же, этих стран, развратившихся «элит», с соответствующими изменениями, «бояр-олигархов», которые «сбросят» царя, возомнив править самочинно без него, иметь в стране всё и всех… и страна пойдёт, как живое тело, пронзённое в главный нервный узел, в разнос и конвульсии…

Словно ничего и не меняется в этом мире.

Аналогичные «заманчивые предложения», с большими посулами и обещаниями, «проливами с Константинополем», повторялись и до этого из века в век.

Ещё папа Лев Х (Джованни Медичи, папа с 1513-го 1521-й год), а после и  Климент VII (Джулио Медичи, папа с 1523-го по 1534-й год; к слову, отравленный бледными поганками, – мне, как микологу, это особо любопытно), пытались науськивать Василия III, отца Ивана Грозного, идти на турок: давай, мол, воюй Царьград, ваше же законное наследие, хе-хе, а мы тебя поддержим, а папа, вообще, твоего митрополита патриархом, хе-хе, сделает, под унию только лягте…

Потом с подобными «соблазнами» подкатывали и к Ивану Грозному (через легата Поссевино). Но Иван был правителем достаточно прагматичным и умным, и ответил, как подобает разумному правителю: «Что же до Восточной империи, то Господня есть земля; кому захочет Бог, тому и отдаст ее. С меня довольно и своего государства, других и больших государств во всем свете не желаю»[1]. Впрочем, замечу, что ещё, видимо, до этого «подката», Рим, через своих боярских «агентов влияния», пытался действовать через царских приближённых в то время – Адашева и Сильвестра, как-то уж очень ретиво, до потери всякого политического здравого смысла, пытавшихся втянуть Россию в большую и безнадёжную тогда войну против Крыма, а, значит, и против Османской Империи, – и хорошо, что царь проявил тут твёрдость и политический ум и не пошёл на поводу у своего окольничего и «духовника», уже «сдававших», под эту «лавочку», русские завоевания в Ливонии.

Однако «предложения» продолжались и стали особо настойчивы отчего-то именно перед самой «никоновой реформой», причём с новой, неожиданной, вроде как, стороны – со стороны высших восточных иерархов.

Но прежде чем рассмотреть эти «предложения» и стоящие за оными соблазны, приведу один любопытный документ – иезуитскую инструкцию Лжедмитрию II: о том, как привести Россию к унии, под власть папы (далее, подчеркнуто мной – прим. Авт.): «…а) еретикам (т. е. протестантам), врагам унии, запретить въезд в государство; б) монахов из Константинополя, находящихся в России, выгнать; в) с осторожностию выбирать людей, с которыми вести речь об унии, ибо преждевременное разглашение об этом и теперь повредило; г) государю держать при себе небольшое число католического духовенства и письма, относящиеся к этому делу, писать, посылать и принимать, особенно из Рима, как можно осторожнее; д) самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, чтоб не от него началось дело, а пусть сами русские первые предложат о некоторых неважных предметах веры, требующих преобразования, и тем проложат путь к унии; е) издать закон, чтобы в Церкви Русской все подведено было под правила Соборов и отцов греческих, и поручить исполнение закона людям благонадежным, приверженцам унии: возникнут споры, дойдут до государя, он назначит Собор, а там с Божиею помощию можно будет приступить и к унии; ж) раздавать должности людям, расположенным к унии, особенно высшее духовенство должно быть за унию, а это в руках его царского величества; з) намекнуть черному духовенству о льготах, белому о наградах, народу о свободе, всем о рабстве греков; и) учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя светских; и) отправлять молодых людей для обучения в Вильну или лучше туда, где нет отщепенцев, в Италию, в Рим; к) позволить москвитянам присутствовать при нашем богослужении; л) хорошо, если б поляки набрали здесь молодых людей и отдали их в Польше учиться к отцам иезуитам; м) хорошо, если б у царицы между священниками были один или два униата, которые бы отправляли службу по обряду русскому и беседовали с русскими; н) для царицы и живущих здесь поляков построить костел или монастырь католический и пр.».[2]

Не правда ли, всё потом, в «церковной реформе», было осуществлено прямо по некоторым из вышеизложенных пунктиков?

Одна из ключевых ролей в деле соблазнения Алексея Михайловича «реформами по греческому образцу», по-видимому, отводилась иерусалимскому патриарху Паисию. Восточные патриархи, уже ни единожды вляпавшиеся в унию, многие из них, будучи под османами, собирая деньги по всему миру, так или иначе были тесно связаны с папским престолом, зависели от него. Вот, для начала, патриарх Паисий скромненько и намекнул русскому царю: мол, книги ваши московские жгут, – а посланного «разобраться с проблемой» и, вообще, оценить обстановку в малоазийском православии, Арсения Суханова, «отечески» наставлял: мол, передай царю, что пусть нас освободит, и править тогда будет в Константинополе, всем православным царь, только вот для этого книжечки бы ваши «москальские» богослужебные подправить нужно…

Кстати, царский посланник (совершил поездки в 1649-м, 1650-м, 1653-м и 1654-м гг.) Арсений Суханов (1600-1668 гг.) – тоже небезынтересный товарищ: выученик западнорусских братств, хорошенько пропитанных униатским духом и униатской агентурой (замечу, к слову, что в тех же, где учился и небезызвестный «справщик» Епифаний Славинецкий, о коем речь впереди). И вообще, все младореформаторы окажутся как на подбор. Разумеется, если бы их отбирали реально для того, чтобы действительно исправить ошибки и описки в русских богослужебных книгах, то ни один из них и близко к отбору не подошёл (!); но ежели целью было, напротив, внести раскол в русские души и государство – тогда да, все отобраны совершенно точно и правильно! Потом, кстати, патриарх Никон (в 1653-м году) пошлёт именно нашего Арсения на Афон, по Европам и Азиям за «правильными» богослужебными древними книгами для проведения по ним «справной» реформы, и он, Арсений, привезёт целых 498 книг (по другим сведениям – 700), но из которых лишь 7 (!) будут худо-бедно «по теме», а остальные – что-то вроде «положений по домоводству», «справочников по болезням», а то и «астрологических сонников». Это всё равно, как если жена пошлёт мужа в книжный магазин за подборкой поваренных книг, а он накупит детективов да фэнтези с «камасутрой», и лишь захватит ещё одну брошюрку по приготовлению «итальянских пирожков». Спрашивается, какого чёрта ты ездил и растратил казенные деньги?! А может, изначально, и не нужны были эти, реально «древние», книги, никому, а? – и ездил он так, лишь «для вида»?

В 1653-м году аналогичные прозрачные намёки о «царьградском престоле», о необходимости «похода на басурман», с теми же «поправочками» касательно «богослужебного единообразия» с греками и малороссами, делает царю Алексею Михайловичу и бывший патриарх константинопольский Афанасий III Петелларий (патриарх в 1634-м, 1635-м и 1652-х гг.), – к слову, в ту пору малороссийская Киевская митрополия принадлежала константинопольской патриархии, к московской патриархии она станет относиться лишь с 1668-го года. Афанасий III Петелларий – на патриаршем престоле ставленник, что и не удивительно, «католической партии», преследующей в этом отношении свои политические цели, и «продвигали» его более всего французские католики. Впрочем, соперничал с ним в то время, в 1630-х гг., за константинопольскую патриаршую кафедру, для реализации той же своей «нужной» политики на Ближнем Востоке, но уже для англичан и голландцев-кальвинистов – Кирилл I Лукарис (патриарх 1620-1623, 1623-1633, 1633-1634, 1634-1635, 1637-1638 гг.): то кальвинисты перекупят султана (Мурада IV), умащивая его взятками и прочими посулами, дабы он поставил «нужного» патриарха, Кирилла, и снял «ненужного», – то-то константинопольская патриархия меняла патриархов в то время быстрее «перчаток», по нескольку раз в год, – то католики больше дадут и тогда султан поставит Афанасия, или ещё кого-то. Кстати, оставшись в очередной раз без константинопольской патриаршей кафедры, наш Афанасий III Петелларий пытается… сделаться католическим кардиналом сначала в Анконе, потом в Венеции! – Правда, это ему не удаётся, нашлись более состоятельные (в обоих смыслах, наверное) кандидаты.

Соблазн не слаб. Иезуитская игра изящна.

Под это дело («исправление» книг и, вообще, хе-хе, русской церкви) подбираются соответствующие «товарищи». И, очень важно, исправления они русских богослужебных книг будут производить не по неким гипотетическим древним изначальным греческим образцам, а по… изданному в Венеции и Париже богослужебному «новоделу»! – выдавая сие за самые что ни на есть древние и правильные, якобы, первоисточники![3] С массой неточностей, а то и намеренных искажений в переводах, ошибок и ляпов, в том числе и связанных с плохим знанием русского языка (!). И итогом реформы окажется не только ещё большее искажение относительно древних текстов-первоисточников, но и разрушение сакральности наличествовавших русских текстов, со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. Но это будет уже итог реформы. А пока – «кадры решают всё». И с явной подачи вышеупомянутого иерусалимского патриарха Паисия и иных аналогичных «советчиков-доброжелателей», отбирается-собирается соответствующая группа младореформаторов-справщиков. Взглянем-ка на них.

Паисий Лигарид (1610 (1612?) – 1678) – в юности учился в Риме, в основанной (в 1577-м году) Папой Григорием XIII (Уго Бонкомпаньи; папа в 1572-1585 гг.) «греческой» коллегией св. Афанасия, специальной школе для «интеллектуального» образования, обработки и продвижения православных-униатов, с целью их окатоличивания; по окончании – «доктор богословия»; рукоположен там же, в Риме (!), униатским митрополитом киевским Рафаилом Корсаком. Сперва его двигал папа Урбан VIII (Маттео Берберини; папа с 1623-го по 1644-й гг.); дальнейшей же «крышей» нашего Паисия Лигарида – будет его тёзка, уже нам хорошо и печально известный иерусалимский патриарх Паисий. В Москву Лигарид прибыл по личному, вроде как, приглашению Никона для участия в «реформах», однако «ехал» так долго, что успел за это время не только стать, стараниями своего иерусалимского тёзки, митрополитом Газы (в которой так и не появится), но и лишиться сана, – сменивший на иерусалимской патриаршей кафедре Паисия Нектарий (патриарх с 1660-го по 1669 гг.) отлучил (!) его, как злостного еретика, от церкви, и наш Лигарид прибыл (уже отлученный от православной церкви!) в Москву лишь к началу 1662-го года, когда сам Никон уже пребывал в «добровольной отставке» (с 1658-го года). Приехав, сперва работает «переводчиком и справщиком» и, по ходу работы, корешится с Симеоном Полоцким (о нём речь чуть ниже). А впоследствии, даже пишет и издаёт книгу, в которой прославляет власть папы, и призывает православных под оную лечь. Плюс к вышесказанному, получает (с 1642-го года) официальное жалование (!) в католической папской Коллегии пропаганды, – т.е., официально, это католический пропагандист и шпион. Факты вопиют в лицо, но их намеренно и скромно «не замечают». Во время суда над Никоном (1666-й год) Паисий Лигарид был активным его, Никона и «перегибов» его (!) «реформ», вроде как противником и обличителем, – поскольку Никон уже стал для Алексея Михайловича и облепивших его «агентов шляхетского влияния» отработанным материалом, и его, Никона, уже можно стало слить, сделав «козлом отпущения».

Вообще, Лигарид активно выступал, как настоящий «католик», за введение против староверов, т.е. противников «реформ», чего-то подобного западной инквизиции, с аналогичной жестокостью и неумолимостью. Обратите, замечу, внимание: чем более на «западный» манер действует тот или иной исторический в данную эпоху персонаж, тем более жестокие и радикальные методы «борьбы с еретиками-староверами» (самими же ими созданными!) он проповедует. А что, пусть эти русские жгут и режут русских, друг дружку!

И такой ещё биографический штришочек Лигарида: после отлучения его от православной церкви, за него вступается и ходатайствует перед восточными патриархами… сам государь Алексей Михайлович! В конце концов выхлопотав восстановление. Впрочем, ненадолго, – следующий же иерусалимский патриарх Досифей (патриарх с 1669-го по 1707-й год) отлучает Лигарида вскоре аналогично.

Итак, все, в том числе и государь Алексей Михайлович, знают, с кем имеют дело, что Паисий Лигарид – явный «папёжник», – но именно ему, и ему подобным, доверяют «справу» русских православных богослужебных книг! Это оченно напоминает то, как в период «перестройки» у нас «исправлением» «социализма-коммунизма», «возвращением его к ленинским первоосновам», занялись американские «агенты влияния» во главе с небезызвестными г-ми Горбачёвым и Яковлевым, вплоть, далее, до «чикагских мальчиков». К чему это привело – всем хорошо известно. Впрочем, в рассматриваемую нами эпоху до «либеральных реформ» дело всё же не дошло, Россия не распалась. Но серьёзную пробоину, да пониже ватерлинии, получила.

Следующий «справщик» – Арсений Грек. Точнее сказать, «предшествующий», поскольку именно Арсений Грек присоветовал патриарху Никону Паисия Лигарида, как «учёнейшего», хе-хе, мужа.

Арсений Грек (р. 1610) – «грек жидовин», даже сведения его о рождении, не говоря уж о «смерти» – расходятся, дата и место,  словно «засекречены»; учился там же, где и Лигарид – в Венеции, потом в римской коллегии, учреждённой папой Григорием XIII, где тайно перешёл в католичество, с виду вроде как оставаясь «православным»; затем несколько лет учился в Падуанском университете; вернувшись в Османскую Империю, подвизался в качестве вроде как православного монаха, но при этом успел, якобы под бусурманским насилием, принять ислам (!); после чего наш то ли католик, то ли неофит-мусульманин, под видом православного, едет в Валахии, далее в Польшу, потом в Киев, где… встречается всё с тем же иерусалимским патриархом Паисием (вот узелочек-то!), в 1648-м году, а в 1649-м он уже с Паисием в Москве! – где представлен и протежирован как большой специалист в области богословия и справничества. Однако в Москве, – дело-то уж слишком явное, – быстро раскрывается, что товарищ Арсений – очень даже не товарищ, а католик, и, более того, даже не католик, а басурманин! Отчего его поначалу ссылают было на Соловки… Откуда, впрочем, через 3 года, его забирает новгородский, ещё, в ту пору, митрополит Никон (прямо перед самым своим назначением на патриаршую кафедру) и, более того, даже поселяет сего «звездочётца» с собой, вроде как, в одной келье, и держит в качестве «личного справщика». Таким образом, то ли католик, то ли мусульманин, то ли, по некоторым сведениям, даже иудей, Арсений Грек становится «первым справщиком» с самого начала «реформы»!

Впрочем, после того как Никон «самоустранился» с патриаршего московского престола, Арсений, лишившись столь высокого покровителя, оказывается вновь под следствием – и ссылается опять-таки на Соловки (в 1662-м году), где его следы вроде как теряются и потому дату его возможной смерти (1666-й год?) точно установить проблематично (может статься, что шпиона, выполнившего «миссию», либо просто тихо убрали, либо отпустили «на родину») . Тем временем, в ходе обыска у «первого справщика» обнаруживается подпольная-крамольная астрологическая литература. А новый московский патриарх Иосиф даёт наставление соловецкому игумену держать «товарища» в земляной тюрьме да в крепости! Такой вот «особо опасный преступник» (или, что точнее, «иностранный резидент»).

«В России православный, в Литве униат, в Турции мусульманин, в Риме католик etc.» – это об Арсении Греке. То ли типичный «хамелеон», то ли, – что представляется более вероятным, – папский агент.


(продолжение следует)



[1] Цит. по Кутузов «Церковная реформа XVII века как идеологическая диверсия» (http://kutuzov-bp.ru/cerkovnaja_reforma.htm)

[2] Цит. по Макарий, Митрополит Московский и Коломенский История Русской Церкви Том 6. История Русской Церкви в период ее самостоятельности (1589–1881). Патриаршество в России (1589–1720) (цит. по http://lib.rus.ec/b/287561/read#t1).

[3] Об этом см. у практически всех авторов-историков церкви, изучавших данную проблему, и у Карташёва, и у Флоровского и т.д.

Просмотров: 317 | Добавил: defaultNick
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz