Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2018 » Июль » 11 » Декабристы. Часть 8. «Южное» и «Северное» «Общества»
14:33
Декабристы. Часть 8. «Южное» и «Северное» «Общества»

Декабристы. Часть 8. «Южное» и «Северное» «Общества»

Продолжение; предыдущая часть см.:

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/dekabristy_v_cepjakh_cugcvanga_chast_7_sojuz_blagodenstvija/2018-07-11-103

 

   «…Первый нож
На бояр, на вельмож.

Слава!

Второй нож
На попов, на святош.
Слава!

А молитву сотворя,
Третий нож на царя.
Слава!...»      (К.Ф. Рылеев)

 

   ...Некоторыми своими повадками-замашками Пестель напоминает мне другого известного террориста-отморозка из слегка будущих времён – С.Г. Нечаева (о нём как-нибудь позже).[1]

Кстати, об упомянутой «Русской Правде». Известно высказывание великого князя Константина Павловича, в его письме Императору-брату Николаю I, об этом тексте: «Русская Правда Пестеля – настоящее шутовство, если бы дело не было так серьёзно. Я предполагал в нём более здравого смысла и ума, но он выказал себя только безумцем и обнаружил какой-то хаос крикливых, плохо понятых и плохо переваренных мыслей. Можно только пожать плечами…».[2]

Действительно, идеологические основания «декабристов» представляли собой сумбур европейских «модных» тогда идей, совершенно никак не отражавших русскую культурно-историческую действительность, не подобочастных ей, – и в этом смысле, декабристы оказывались в том же самом реформаторском цугцванге, что и государственная власть тогдашней России: по той простой причине, что концептуальный инструментарий всех этих, возможных, преобразований никоим образом не соответствовал реформируемой действительности.

Впрочем, данный «сумбур в мыслях» дополнялся и преумножался соответствующими проблемами с логическим мышлением у наших юных «преобразователей». Вот тезисы из основоположений «Русской Правды» Пестеля, – в качестве примера вопиющей некогерентности суждений её автора:

а) «…общие нужды, которые, происходя от общих и одинаковых свойств природы человека, бывают для всех людей одинаковы…»

б) «…разделяются члены общества на Повелевающих и на Повинующихся. Сие разделение неизбежно и потому что происходит от природы человеческой, а следовательно везде существует и существовать должно…».

Т.е. в первой фразе, у нас фигурируют «общие и одинаковые свойства природы человека», а во второй – эти априорные («природные») свойства уже не одинаковые, а очень даже различные, до противоположности («повелевающие» и «повинующиеся»).

Проще говоря, как хочу – так и ворочу; надо обосновать деление на «рабов» и «господ» – обосновываю различием в самой человеческой природе; надо обосновать создание «общества» (с его лозунгами «равенства и братства») – апеллирую к «общей и одинаковой для всех» природе.

Красота.

И так, здесь, во всём.

И эти люди, с такой шизофренической кашей в голове, намеревались преобразовать Россию?!

А.С. Грибоедов, лично знавший многих будущих декабристов и даже общавшийся с ними, одно время, в одних и тех же «обществах» и «тайных обществах», имея в оных, так сказать, «несовершенное членство» (т.е. ему, значит, не доверяли и, собственно, в «заговор» не посвящали, а лишь, так, «общались»), и даже отсидевший, по ходу следствия, несколько месяцев, с января по июнь 1826-го г., под арестом из-за этого «общения», был 1000 раз прав, когда говорил: «Сотня прапорщиков хочет изменить весь государственный быт в России?!… Я же говорил им, что они дураки…».

С чего же начал «прапорщик» Пестель, а точнее – «полковник» (звание явно повыше!), свои «малые дела» в русле «социальных преобразований»? – А с того, что жестоко наказывал ни за что ни про что своих подчинённых, солдат, объясняя это тем, что такова, мол, воля царя (то бишь, Александра I), и что, мол, вы, ребятушки, из-за него, тирана эдакого, страдаете, а я тут вовсе не при чём...

И делал он это с той целью, чтобы посеять в простых солдатах «нужную» ненависть к «царизму», – дабы подчинённые ему солдаты – целый полк! – столь необходимый для восстания! – безропотно и «не сомневаясь» пошёл бы на «царских сатрапов» («нужный» полк Пестель получил под своё начало в ноябре 1821-го г.).

А там, глядишь, из «искры» полка разгорится «пламя» армии – и я, Павел Иванович Пестель, стану российским Наполеоном, и уж я, подобно Бонапарту, наведу на всех вас Страх и Ужас!

К слову, Пестель, подобно Наполеону, тоже был невысок ростом, черноглазый брюнет, всем своим видом отдалённо напоминавший французского «узурпатора», только вот зубы верхние слегка вперёд выдавались.

Здесь, полагаю, нужно сказать несколько слов об упомянутых «Южном» и «Северном» «Обществах».

«Южное Общество» возникло в Малороссии, ~ с марта 1821-го г., возглавляемое упомянутым П. Пестелем, – после того, как известный нам «Союз благоденствия» «лёг на дно» и всё дело уже явно шло к скорому запрету «тайных обществ», вот грянувшему в августе 1822-го г. – Однако Пестель и иные радикально настроенные «заговорщики» отнюдь не приняли тогда (в феврале 1821-го .) «московского» решения «усыпить» деятельность «Союза благоденствия», – и, вот, в качестве «общества нового типа», специально созданного для жизни в подобных жёстких условиях, и было ими создано, на основе «тульчинской управы» «Союза Благоденствия», условно, «Южное Общество» (ЮО).

Сеть ЮО состояла из трёх «управ»: в Тульчине («центральная»; во главе – с П.И. Пестелем и А.П. Барятинским), в Василькове («правая»; под Киевом, возглавляемой С. Муравьёвым-Апостолом и М. Бестужевым-Рюминым) и в Каменке («левая»; Черкасская область ныне; глава – С. Волконский).[3]

«Васильковская» управа была, наверное, наиболее, из них, активной, – что приводило к определённым противоречиям промеж Пестелем и Муравьевым-Апостолом в борьбе за общее лидерство.

Плюс к тому, определённые противоречия промеж «управами» возникли и вследствие «личностного» конфликта: Бестужев-Рюмин было посватался к племяннице В.Л. Давыдова (одного из лидеров «Каменской» управы), Е.А. Бороздиной, но ему было отказано, а его «невеста» вышла за А.В. Поджио, члена «Каменской» управы…

Всего в ЮО числилось около 60-ти чел.; в ЮО принимались только военные (за крайне редкими исключением); иные из них – чином не ниже полковника; своего рода, если бы их заговор, в итоге, удался – будущие «чёрные полковники»,[4] хунта. Большинство членов «Южного Общества» были «вольтерьянцами», деистами, некоторые – вообще, атеистами (например, корешок Пестеля – А.П. Барятинский, – кстати, тоже служивший адъютантом у Витгенштейна). Идеологической основой ЮО была «Русская Правда» Пестеля; ЮО отличалось известным радикализмом в своих целях: созданием «республики», уничтожением царской семьи и пр. После свержения монархии, здесь, предполагалось создание «Директории» под председательством, собственно, Пестеля, при котором «блюстителем» утверждался А.П. Юшневский.[5] Важные роли в ЮО играли вскоре присоединившиеся к нему Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы. А пока «Директория», возглавляемая Пестелем, управляла, собственно ЮО; также, в качестве управляющего органа ЮО, существовала т.н. «коренная дума».

Внутри «Общества» была своя «стандартная» «иллюминатская» иерархия «посвящения»: «друзья» (профаны, низший уровень), «братья» (кое-что знали, но не имели права принимать новых членов), «мужья» (имели право принимать новых членов) и «бояре» (имели все права и Знания).

Одним из правил «Общества» было «не иметь ничего писанного» (чтоб было меньше улик). Другие любопытные правила: полное подчинение руководителям и обязательное доносительство.

Можно предположить, что «Южное Общество», так или иначе, работало под «крышей» вышеупомянутой элитной коррупционной группировки-клана Грейга и К°, вероятно, предполагавшей использовать данное «тайное общество» в своих как политических, так и экономических целях.

Любопытно заметить, в этой связи, что «Южному Обществу», разумеется, стало значительно раньше известно о смерти Александра I, чем «Северному Обществу» и, вообще, всем в столице. – Причём, данная «странная» смерть Императора, по-видимому, вызвала у членов «Южного Общества» тогда некоторые панические настроения: мол, начнут расследовать смерть Александра, потянут некоторые ниточки, и там, пусть как-то косвенно, могут и на нас выйти, – вот и зарыли они, переполошившись тогда, «Русскую Правду» Пестеля, в свинцовом ящичке, у дороги, на кладбище, под Тульчиным (весной 1826-го г., опираясь на показания подследственных, следователям удастся найти этот ящичек и откопать).

Однако, всё равно, узнав о смерти Императора, члены «Южного Общества» стали, в горячем нетерпении, ждать и соответствующих действий («восстания») от «Северного Общества», но… так и не дождались, – теперь информация запаздывала уже к ним, – и до «Южного Общества» весть о «восстании» в столице пришла лишь в том виде, что восстание (в Петербурге) хоть и произошло, да окончилось поражением…

Однако, мы чуть забежали вперёд; вернёмся к событиям до «восстания декабристов».

В тех же краях (в Малороссии) и в ту же пору работало ещё одно «тайное общество», именовавшееся «Обществом соединённых славян» (ОСС), вскорости обретшее тесные связи с «Южным Обществом», – тем самым, две разветвлённые паутины «заговорщиков» определённым образом, здесь, переплелись: на ниве общих интересов и, в принципе, того, что интересы эти вполне удовлетворяли политическим амбициям и интересам местных (условно, Малороссийских и, шире, Польских) олигархических элитных кланов.

Основателями ОСС, в 1823-м г., были А.И. и П.И. Борисовы, а также Ю.К. Люблинский.[6] Борисовы, по-видимому, были лишь выставочными персонажами, своего рода Фунтами-стрелочниками, а реальные кукловоды данной организации остались за кадром.[7] Более интересен и типичен тут упомянутый пан Люблинский Юлиан Казимирович (1798-1873) – шляхтич, с юных лет состоял в польских националистических организациях; арестован 15.02.1826., получил 5 лет каторги, затем срок сократили до 3-х. Написал, сидя в Иркутской губернии, мемуары и попытался переправить их в Лондон А.И. Герцену, но те дорогой где-то вроде как пропали…

Идеология ОСС, для русских профанов-дурачков, зиждилась на мифологии «славянского единства», на необходимости добыть, – конечно, за счёт России и силами России, – суверенитет для всех славянских народов, освободить их от турок, австрийцев и, в том числе, значит, и от русских (Польшу), и все эти, мол, «освобождённые народы» должны будут составить «Славянскую Федерацию», состоящую из «незалежных» России, Польши, Богемии, Моравии, Венгрии (!? – очень славянский народ венгры), Сербии, Валахии (?! – ещё один очень славянский народ «румыны»), Далмации и Кроации, а на четырёх морях, – Чёрном, Белом, Далмацком (Адриатическом) и Ледовитом, – значит, должны будут расположиться четыре ключевых города-порта.

Проще говоря, для «посвящённых», суть дела состояла в том, чтобы руками русских дурачков «освободить» Польшу (от России же!), после чего создать систему буферных «славянских» государств промеж «тоталитарной, отсталой и кровавой» Россий и «просвещённой, цивилизованной и свободной» Европой, и, далее, при удачно сложившихся обстоятельствах, эти «славянские государства» будут поглощены Великой Польшей, теперь, вот, простирающейся от «моря до моря» и берущей, таким образом, свой геополитический исторический реванш у «Московии»! – Разумеется, при этом, Польша оттяпывает себе и Белоруссию с Прибалтикой и Малороссией («Украиной»), тоже, вот, на волне суверенитетов, нащупавших своё «национальное самосознание» и отколовшихся от России…

А там начнётся соответствующая «правильная делёжка» прочих «славянских» территорий, со всеми вытекающими отсюда кровавыми последствиями…

Всё совершенно прозрачно. Даже скучно.

В сентябре 1825-го г. ОСС влилось в ЮО: в качестве «славянской управы». Можно предположить, что стратегические цели ОСС, аналогично, влились в  систему целей и идей «Южного Общества». К слову, замечу, что «освобождение» Польши, причём с добровольной передачей ей Подолья и Волыни (так!), и без того уже наличествовало в планах ЮО.

А теперь смотрим, что должно получиться в итоге: в России упраздняется монархия, – стержень государственности, – страна погружается в хаос, от неё, причём целенаправленно (!), откалываются Польша, Малороссия и т.д., на оставшихся территориях воцаряется либо смута, «русский бунт», либо устанавливается соответствующая диктатура, в полной аналогии с французской революционной, начинает, без перерыва, работать гильотина, точнее – гильотины, по городам и весям...

Весело? И это только начало…

Далее сюда, вполне логично, подсоединяются иностранные «партнёры», – Англия, Османская Империя, Австрия, Пруссия и пр., – и начинается алчный делёж разваливающейся Российской Империи…

…А теперь обратимся к «Северному Обществу» (СО).

СО возникло (из легшего на дно «Союза благоденствия») в сентябре 1822-м г. (по иной версии – ещё в марте 1821-го г.); основателями СО явились Никита Муравьёв, Николай Тургенев и Михаил Лунин, – составлявшие т.н. «Думу» «Северного Общества»; несколько позже, по разным причинам, состав «Думы» слегка видоизменился: Н. Муравьёв, С. Трубецкой и Е. Оболенский. Данное «Общество» считалось «умеренным» (по сравнению с «Южным»); идеологической основой его была «Конституция» Н. Муравьёва, – в которой утверждался всё тот же олигархическо-бюрократический «принцип разделения властей», а также определённый имущественный ценз на «выборах»: голосовать могли лишь те, кто имели довольно крупную собственность, – иными словами, учреждалась типично олигархический режим.

 Впрочем, в «Обществе» имело место и своё «радикальное» крыло, – «рылеевская отрасль», условно, – которое составляли: Н. Рылеев, И. Пущин, Е. Оболенский и пр., выступавшие за «программу» Пестеля, сиречь – убийство царской семьи и установление «республики» с «директорией», – Рылеев, вообще, лично «скорешился» с Пестелем, во время приезда того в Петербург весной 1824-го г. – Более того, в 1825-м г. данная «отрасль-крыло» стала потихоньку подминать под себя и всё «Северное общество», – Рылеев и Оболенский, с «примкнувшими» к ним А. и Н. Бестужевыми, почитай, рулили в «Думе» «Северного общества», а вот «умеренной» «думец» Н. Муравьёв – занимался не столько практическими делами «Общества», сколько написанием своей «Конституции».

Своего рода государственным «образцом» для «северян» являлись Соединённые Государства Америки; впрочем, для некоторых – это была Англия.

Впрочем, Англия (Британская Империя), вообще, была для тогдашней российской элиты «образцом», и немудрено: ведь все масонские ниточки, по сути своей, тянулись к английскому пауку, – а отнюдь, конечно, не к «французскому», Франция тут не более чем «узелок», – а сама Британская Империя выделяла в те времена на «разведку» и, вообще, соответствующую «диверсионную» деятельность «на континенте» ассигнования на порядок превосходящие аналогичные траты в любой другой европейской стране, не говоря уж о фантастически наивной, в этом отношении, тогдашней Российской Империи. – Это, кстати, явилось одной из «причин» «восстания декабристов»: колоссальное отставание тогдашней России от «ведущих» европейских держав в плане разведки и контрразведки: и касательно обеспечения «внешней безопасности», и касательно «безопасности внутренней».

К слову, замечу, что именно указанное «радикальное крыло» «Северного Общества» протащило решение о выступлении-восстании 14.12.1825.

Коротко о вышеуказанных отцах-основателях «Северного Общества» (об Н. Муравьёве мы уже говорили).

Тургенев Николай Иванович (1789-1871) – сын небезызвестного Ивана Петровича Тургенева, одного из крупнейших российских масонов, причём розенкрейцерского толка, большого приятеля Н.И. Новикова,[8] с 1796-го г. И.П. Тургенев – директор Московского Университета; брат Н.И. Тургенева – Александр Иванович Тургенев – с 1817-го г. возглавлял департамент Духовных дел при министерстве Духовных дел и народного просвещения (по 1824-й г.), специалист по «истории папства»; сам Н.И. Тургенев, по преимуществу, жил и учился в Германии; масон, ложа «Избранного Михаила»; член «Союза благоденствия», затем – один из основателей «Северного Общества»; в СО учинил, первоначально, 2 уровня, – по-видимому, по аналогии с почитаемыми им розенкрейцерами, – «соединённых» (для «новообращённых», экзотерический, профанный уровень: мол, «филантропическое» общество и т.п. лабуда) и «убеждённых» (для «посвящённых», эзотерический уровень: с ясной, по крайней мере, одной, целью – «ограничения монархии»), а над всеми ними – «дума», состоящая из трёх «гуру»; по известной докладной записке Бенкендорфа, «предлагал всё сделать (в «тайном обществе») по системе Вейсгаупта…» (т.е. «иллюминатов»); однако вскорости, весной 1824-го г., уехал за границу «лечиться» – и там и остался; потому и в «восстании декабристов» не участвовал; с 1826-го г. – в «благословенной» Англии: откуда «выдачи нет».

На личное обращение-вопрос к Николаю I, – сделанное им через посредство поэта Жуковского, вхожего в царскую семью, – о том, стоит ли ему возвращаться в Россию? – получил от Императора честный ответ: «как Государь, требую немедленного возвращения, как частное лицо – не рекомендую»; и действительно, был приговорён, здесь, в России, заочно, к пожизненной каторге; и потому – Тургенев в Россию, обратно, не поехал. В Англии издал книгу «Россия и русские», выступал против самодержавия (в России, разумеется, не в Англии), и, вообще, «либеральничал». Был амнистирован Александром II, однако в Россию жить не вернулся, несколько раз лишь приезжал «погостить-посмотреть».

                Рылеев Кондратий Фёдорович (1795-1826) – в детстве был постоянно и нещадно сечён отцом-садистом, частенько запиравшим жену, в наказание, в погреб; впоследствии, в кадетском корпусе, имел «неуд» по поведению, нарочно вёл себя вызывающе, дабы получить всё те же «розги», – и нарочно «терпел», вроде как «закаляя волю»; участник войны с 1813-го г.; масон, ложа «К пламенеющей звезде»; с 1821-го г. – заседатель Петербургской уголовной палаты; с того же года – в «Вольном обществе любителей российской словесности», поэт; в начале 1823-го г. введён в «Северное Общество» И. Пущиным; с 1824-го г. – управляющий канцелярией Российско-Американской торговой компании, проживая, при этом, в доме, принадлежащем данной же Компании, – при этом пребывал страстным поклонником «Америки» и, вообще, тамошних («масонских», в корне) порядков, «страны, где люди живут и дышат свободно» (по его собственному выражению); особенно почитал Джорджа Вашингтона (кстати, масона, ложа «Александрия»); частенько общался с американским послом Генри Мидлтоном (кстати, наблюдавшим «восстание декабристов» вживую); был одним из вождей восстания 14.12.1825.; повешен 13.07.1826. (повторно, после разрыва верёвки); Рылееву легендарно приписывается фраза: «несчастная страна, даже повесить толком не могут!».

С другой стороны, если рассудить здраво: кабы в стране, действительно, был «кровавый режим», то «висельные» верёвки тут бы не рвались, – а здесь, получается, даже вешать не умеют, разучились, – по легенде, даже, вот, из Швеции оказались вынуждены палача выписывать для этого, столь экстраординарного, акта. – А верёвки, новые, взамен оборвавшихся, бросились покупать в местных лавках, рано утром.

Наивная-наивная страна!

Пущин Иван Иванович (1798-1859) – выученик «якобинца» Будри, брата печально известного  Ж.П. Марата; сын сенатора; с 1814-го г. – в «тайной организации» «Священная артель», вместе с Н. Муравьёвым, В. Кюхельбекером etc.; член «Союза спасения» и «Союза благоденствия»; лицейский друг А.С. Пушкина; имел привычку постоянно подмигивать; участник восстания 14.12.1825.; приговорён к смертной казни, – заменённой пожизненной каторгой, – после заменённой 20-летним сроком… Жил, выйдя, в ссылке, в Туринске, затем в Ялуторовске; в 1857-м г. женился на Наталье Апухтиной – вдове М. Фонвизина, – последовавшей, в своё время, за мужем в Сибирь...

Оболенский Евгений Петрович (1796-1865) – из княжеского рода, «Рюрикович»; отец – Тульский губернатор; состоял в «Союзе благоденствия»; один из руководителей «Северного Общества»; накануне «акции» назначен «начальником штаба» восстания, – а после того, как С. Трубецкой не явился и, без сознания, валялся на квартире у сестры, был срочно «переназначен» «диктатором» восстания, однако – было уже поздно, дело к тому времени оказалось проиграно; именно Оболенский вроде как нанёс рану (не смертельную) генералу Милорадовичу штыком в бок (или, как будто, в бедро), вроде как пытаясь оттолкнуть лошадь; арестован на следующий день, 15 декабря; был осуждён на вечную каторгу, затем – на 20 лет… 15… Жил на поселении с 1839-го г.; в 1845-м г. женился на горничной Варваре Барановой…

А теперь перейдём, собственно, к проявлению «тайных обществ» на политической поверхности; о «восстании Семёновского полка», – правильнее было бы, наверное, сказать, «о непослушании Семёновского полка», – я уже говорил; замечу, здесь, лишь ещё о том, что данное «непослушание» довольно сильно переполошило тогдашнюю высшую элиту и встревожило, лично, Александра I и, так или иначе, поспособствовало грядущему запрету «тайных обществ», осуществлённому им, Александром I, в августе 1822-го г. (рескрипт «О уничтожении масонских лож и всяких тайных обществ»).

Разумеется, можно предположить, что «тайные общества», – на то они и «тайные», – никуда после этого не исчезли, а, по преимуществу, затаились, «легли на дно», мимикрировали, ушли в тень…

И, вот, и проявились в «восстании декабристов». …

Впрочем, прежде чем вести непосредственное повествование о «восстании декабристов», полагаю, важно рассмотреть суть того, что называется «бархатными революциями», – столь злободневной сегодня теме, – в их соотношении с «восстанием декабристов». …

 


[1] Позволю себе здесь, заранее испросив прощения, лишь вольный ассоциативный ряд: Фамусов, в поэме А.С. Грибоедова «Горе от ума», назвал Чацкого, которого обыкновенно ассоциируют с «декабристами», «опасным человеком» – точно так же, «опасным человеком», назвал Рылеев Пестеля – Чацкий постоянно говорит, к месту и не к месту – аналогично постоянно говорил, весь, в сущности, растекаясь в своём дискурсе, П.Т. Верховенский, персонаж романа Ф.М. Достоевскорго «Бесы» – прототипом Верховенского был «змеиноглазый» Нечаев…

                Одним словом, опасайтесь говорунов…

[2] Впрочем, надо признать, что Константин тут, по-видимому, несколько лукавит, потому как он, очевидно, знал довольно много о данных «тайных обществах», тем более находясь в Польше, где подобного рода «общества», наипаче националистической русофобской направленности, цвели самым роскошным цветом, – возможно, это «знание» и повлияло, в числе прочего, на Константина в его отказе от престола: слишком много шансов, что убьют: не одни («родственнички»), так другие «заговорщики» («тайные общественники»). У него, Константина, даже не единожды сорвалось: «не хочу, чтоб и меня, как отца…»; иной вариант этой его фразы-присказки: «меня задушат, как задушили отца».

[3] Волконский Сергей Григорьевич (1788-1865) – из рода «Рюриковичей»; выучился в иезуитском пансионе;  обращу внимание: «иезуитское» образование оказалось в то время довольно широко распространено в среде «российской» элиты, – впрочем, «традиция» сия, то явном, то в более сокрытом виде, тянется ещё с канунов печально памятной «церковной реформы» XVII в., во многом иезуитами и спровоцированной; участник войны 1812-го г., генерал (с 1813-го г.); масон, ложа «Соединённых друзей», «Соединённых славян», «Трёх добродетелей» («мастер стула»!), «Сфинкса»; с 1819-го г. в «Союзе благоденствия»; с 1821-го г. в «Южном Обществе»; арестован 05.01.1826, получил смертную казнь, затем заменённую на 20 лет, затем 15… 10… каторги. С 1837-го г. – на поселении в посёлке Урик; занимался сельским хозяйством, «опростился», запросто общался и работал с местными крестьянами, – ссылка явно пошла на пользу…

[4] «Чёрные полковники», «хунта» – режим захвативших власть в Греции, в 1967-1974-х гг., при соответствующей поддержке ЦРУ, «полковников». Режим позиционировался как «антикоммунистический» и «антилиберальный» (в смысле, «против излишних свобод» и «за традиционные ценности»), хотя, по своей сути, шёл именно по пути либерализма (в политэкономическом смысле). Во главе заговора стоял Г. Пападопулос, – возможно, родственник «Попандопуло из Одессы» (шутка). В итоге, много чего напортачили в стране, поставили её на грань войны с Турцией (из-за Кипра), и, из-за внутренних разборок за власть, можно сказать, «свалились сами», всех достав (летом 1974-го г.), да и став уже «отработанным материалом» для американцев, достигших своих целей.

[5]Юшневский Алексей Петрович (1786-1844) – из ляхов, шляхтич; генерал-интендант (с 1819-го г.), действительный статский советник (с 1823-го г.); начальник штаба 2-ой армии (!); один из организаторов «Южного Общества»; арестован 13.12.1825., в Тульчине (ныне, Винницкая область); получил смертный приговор, заменённый пожизненной каторгой, затем срок скостили до 20… 15… 13 лет; скончался в посёлке Оёк, под Иркутском, на похоронах другого «декабриста» – Ф.Ф. Вадковского.

[6]Борисов Андрей Иванович (1798-1854) – подпоручик, масон (ложа «Эвксинского понта»); вроде как основатель ОСС; после ареста (в январе 1826-го г.) получил «вечную каторгу», смягчённую затем до 20… 15… 13 лет. В ссылке занимался метеорологическими наблюдениями. Покончил жизнь самоубийством, вроде как, «сойдя с ума» после смерти брата.

   Борисов Пётр Иванович (1800-1854) – художник, подпоручик, поборник «демократии» и масон (ложа «Эвксинского понта»), основатель парамасонского «Общества друзей природы» в Решетиловке (Полтавская губерния), созданного им по аналогии с «сектою Пифагора», в целях «очищения религии от предрассудков», а также вроде как по «принципам «республики» Плотина» (при этом нужно заметить, что, во-первых, не Плотина, а Платона, а во-вторых – известный текст-диалог Платона «Государство» (буквально, πολιτεια – «общество»), иногда категорически коверкая смысл переводимый как «республика», рисует «республику», т.е. «демократию», именно как нехороший тип правления, в отличие, кстати, от лучшего, по Платону – «монархии»; как говорится, «слышу звон…»; таков вот был уровень идеологической подготовки тех, кто вроде как рулил «тайными обществами», – чего уж тут говорить о рядовых членах-профанах!); вроде как один из основателей ОСС; имел татуировку из двух букв МВ («Мальвина Бродовичева»; имя его несостоявшейся невесты), а также изображений стрелы, якоря и косы; сей «Пьеро» был арестован (январь 1826-го г.) и приговорён к «вечной каторге», затем заменённой на 20… 15... 13 лет. Занимался в ссылке орнитологией, флористикой, энтомологией.

[7] Вот и Якушкин потом, в ссылке, будет удивляться, глядя на Петра Борисова, как тот мог создать «тайное общество»?!, мол, ведь он, Борисов, начитавшийся Гольбаха, Гельвеция да Вольтера и сделавшийся на этой почве безбожником, сам, по жизни, был добрым и альтруистичным «христианином».

[8] Племянник упомянутого Н.И. Новикова тоже примет, по неизбывной масонской привычке, активное участие в «заговорщицкой» деятельности «декабристов» – Михаил Николаевич Новиков (1777-1824) – мокшанский уездный предводитель дворянства, крупный чиновник (состоял на разных высоких должностях), член «Ордена русских рыцарей», «Вольного общества любителей российской словесности», «Союза спасения», «Союза благоденствия»; масон, состоял в ложе «Избранного Михаила», основатель и управляющий ложи «Любовь к Истине» (в Полтаве). Впрочем, до «декабрьского восстания» не дожил.

(продолжение следует...)

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/dekabristy_chast_9_vosstanie_dekabristov_i_cvetochnye_revoljucii/2018-07-12-105

 

P.S. А.И. Фурсов: лекция о "профанной" общественной науке:

 

Просмотров: 128 | Добавил: defaultNick | Теги: северное общество, южное общество, Декабристы
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz