Глеб Васильев /Негин/
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2017 » Ноябрь » 4 » 1917. Ироничная логика Революции. Окончание
14:20
1917. Ироничная логика Революции. Окончание

К 100-летию Великой октябрьской социалистической революции

1917. Ироничная логика Революции. Окончание

 

   "Мудрость заключается в одном: познать мысль как то, что правит всем через все..."        (Гераклит)

 

   ...Вот так, по-видимому, всё обстояло и тут, в «Октябре»:

    Есть реальные «спецы» («военспецы»), которые обеспечивают реальное руководство «вооружённым восстанием»; есть реальные боевые группы, подготовленные под крылом этих «спецов», которые профессионально берут под контроль то, что нужно «без лишнего шума и пыли» взять; есть массовка («восставший народ»), который выражает свой буйный протест, что-то там громит да «захватывает», вроде как, – а в действительности, все узловые точки берут под контроль совсем другие люди, хотя, возможно, и под прикрытием данной массовки. И, наконец, есть «воздушные шарики» фейковых «центров восстания», которые, при неудачном течении событий, всегда можно «слить» и выдать как «главных заговорщиков» и «руководителей восстания». И это всё, действительно, судя по всему, имело место, – ну просто не могло не иметь, исходя из элементарного здравого смысла, – в «октябрьском перевороте».

Можно легко предположить, что вышеуказанное ВРК Петросовета, во главе с Лазимиром и Троцким, – крайне мутным персонажем, «иудушкой», с точки зрения Ленина, – очень легко подходит на тот самый «воздушный шарик», который изображает из себя «реальный центр восстания», с «телефонами» и т.д. (ага, кто это руководит «захватом власти» по «городскому телефону»?, – не смешите мои тапочки!), тот «ложный объект», который можно будет, при неудачном стечении обстоятельств, «слить», а самим, реальным руководителям восстания – тихо уйти «на дно» и остаться тут как бы ни при чём.

   Причём, очевидно, что Троцкий и К° не должны знать о реальном центре восстания, – вследствие своей подозрительной мутности («ребята из Америки»), – и быть до конца уверенными, что именно они «рулят процессом». Ну что ж, пусть «рулят».

   Вышеупомянутый ВРЦ, со Сталиным и Дзержинским во главе, по-видимому, представлял собой то самое связующее звено промеж теми, кто осуществлял, собственно, военное руководство восстанием (условно, военспецами) и партией большевиков, которая и позиционировалась, как те, кто осуществляют данный переворот.[1]

   И если бы что-то пошло не так, то тех же Троцкого («на телефоне») да Антонова-Овсеннко с Чудновским (арестовывавших 3КВП), как засвеченные фигуры, всегда можно было легко «сдать»…[2]

   Реальный же «военный» центр восстания, можно предположить, находился на Воскресенской набережной (дом 28), в здании Контрразведки Петроградского военного округа.[3]

   Впрочем, вернёмся чуть назад, к непосредственной предыстории переворота…

   10.10. на заседании ЦК партии большевиков, на котором присутствовал Ленин, была принята резолюция, утверждающая КВС («курс на вооружённое восстание»); 16.10., на расширенном заседании ЦК, это решение было подтверждено. Часы затикали, отсчёт времени пошёл.

   Причём, замечу, что данный план большевиков отнюдь не был чем-то уже секретным. Информация разлетелась.

   Обычно, в этой связи, вспоминают, что противники данного «вооружённого восстания» «Зиновьев» и «Каменев», – по-видимому, банально сдрейфив «брать власть», боясь, что им за это может «сильно попасть», – «слили» данную информацию в газету «Новая жизнь» (18.10.), где «раскрыли все революционные планы» и высказали своё негативное мнение по этому поводу. – На что Ленин, по легенде, назвал их «политическими проститутками» и порывался исключить из партии. Называл он их так, в действительности, или нет, не суть важно, главное, что это было довольно точное определение (хоть, в такой ситуации, и довольно мягкое). – Хочу, вообще, обратить внимание, что эти «товарищи», Зиновьев и Каменев, то и дело – оказывались в предательско-оппозиционной, извините за плеоназм, позиции, однако это нисколько, в ту пору, на их «руководящей роли» в партии не сказывалось (сказалось потом, в 1930-х гг., но это уже будет другой разговор: оба перманентных предателя расстреляны, наконец, в августе 1936-го г.).

   Однако, и без данного «слива информации», все, так или иначе, в Петрограде знали о готовящемся «большевистском перевороте» (в том числе и «временное правительство»), – многие газеты даже завели соответствующие рубрики «к выступлению большевиков», – и вся тогдашняя ситуация очень напоминала сюжет из советского мультфильма «Ограбление по… итальянски», когда все знают, что «Марио идёт грабить банк», и только того и ждут: когда же этот Марио, наконец, пойдёт грабить банк!

   Тем временем было создано Политбюро восстания (10.10., тогда же, на вышеупомянутом заседании ЦК), в которое вошли: Ленин, Сталин, Троцкий, Сокольников-Бриллиант, Бубнов, Зиновьев и Каменев.

   21.10. происходит тайное совещание узкой группы большевиков, реально держащей нити восстания: Сталин, Дзержинский, Урицкий.

   И, вот, часы отсчитывают (до намеченного дня 25.10.) дни, часы, минуты… и, вдруг, у Ленина случается почти паника (см. его письмо членам ЦК, вечер 24.10.):

  «…Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно. Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске…

   …удаление Верховского показывает, что ждать нельзя. Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство…

   Нельзя ждать!! Можно потерять все!!

 Цена взятия власти тотчас: защита народа от корниловского правительства, которое прогнало Верховского и составило второй корниловский заговор…

   Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало!

   Промедление в выступлении смерти подобно…»

   Тем же поздним вечером, Ленин, нелегально, с конспиративной квартиры (на Сердобольской улице), прибывает в Смольный, – где располагался «внешний» штаб восстания, ВРК, – и, со всей страстью, запускает «механизм переворота».

   Более того, вообще, ещё утром 25-го ВРК публикует написанное Лениным «обращение к гражданам России», в котором объявляет о низложении «временного правительства», как уже о свершившемся факте; и еще более того, ближе к вечеру, на заседании ПСРСД, Ленин говорит свою знаменитую фразу о том, что «рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась!», – хотя, опять-таки, «временное правительство» ещё «заседало» в Зимнем и ничего такого, в отношении этих «прозаседавшихся», на тот момент ещё «не свершилось».[4]

  Впрочем, обратим особое внимание на вышеупомянутое «паническое настроение» Ильича, вызванное именно «удалением» упомянутого Верховского. Кстати, Верховского «удаляют» («в отпуск») из правительства именно вследствие его (военного министра!) доклада (18.10.), в котором он честно признаёт то, что старой русской армии более не существует и что единственным выходом из создавшегося катастрофического поражения является выход из войны.

   Кстати, в тот же день «диктатор» Керенский пытается ввести в Петроград дополнительные войска, – но войска не горят желанием защищать «это правительство», и на предложение Керенского отзывается лишь несколько сотен; этих сил явно мало, – и наш «диктатор» утром 25-го, около 11-ти часов, объявив министрам, что едет за подмогой, уезжает на автомобиле американского посольства (при этом отнюдь не переодеваясь в женское платье медсестры),[5] из Петрограда, – в Ставку главнокомандующего Северным фронтом генерала В.А. Черемисова (командующий Северным фронтом с 09.09.1917.), – скорее всего, также состоявшего в вышеуказанном «заговоре генералов» (по выражению самого Керенского, «вступившего во «флирт» с большевиками»), – за помощью. – Однако Черемисов (к слову, бывший протеже Керенского) отказал Керенскому (своему бывшему «патрону») и, более того, распорядился блокировать казачьи части, двигавшиеся, с других фронтов, на помощь «временному правительству» по железным дорогам, через территории его фронта (так!).

   Да и относительно «своих людей» в 3КВП Владимир Ильич, по-видимому, зря волновался: и.о. военного министра занял генерал А.А. Маниковский, – тоже одна из ключевых фигур вышеупомянутого «заговора».

   24.10. легендарный крейсер «Аврора» (только вот, в сентябре, наскоро, как специально, отремонтированный!) вошёл в фарватер Невы. Аналогично, пройдя по невскому фарватеру, своё место, чуть выше «Авроры», занял, пришедший из Гельсингфорса один из лучших боевых эскадренных миноносцев балтфлота «Самсон», совсем недавно участвовавший в Моонзундском сражении,[6] по сути – прикрыв «Аврору», по-видимому, игравшую роль подвижного узла управления восстанием (на «Авроре», к слову, можно было также уйти «нужным людям», если восстание провалится).

   Всего, в качестве силовой поддержки, в фарватер Невы, из Гельсингфорса и Ревеля, вошло до 10 кораблей.

   Кстати, а что же англичане, которые, ещё в июле, грозились потопить русские корабли, если те пойдут «поддерживать революцию», а? Куда они делись?

   Тут возможны несколько объяснений. Во-первых, англичане просто не рискнули: одно дело брать на понт «гражданских» своих марионеток из «временного правительства» в лице Керенского и прочих Терещенок, а совсем другое, действительно, атаковать русские корабли, выступая тем самым против русского флота, его командования, в целом, – это, извините, серьёзный вызов и, извините, большая драка; так что англичане, скорее всего, просто не рискнули, да и изначально, по-видимому, вышеупоминавшееся заявление Бьюкенена было, по большей части, как я уже сказал, блефом.

   Второй возможный тут вариант ответа состоит в том, что к тому времени в близкой уже акватории, – района Моонзундского архипелага, – господствовали немцы, и англичане, здесь, ежели бы попытались как-то атаковать русские корабли, рисковали нарваться на немцев, – что, опять-таки, было делом очень рискованным; вот они и не пошли на такой акт.

   24.10. специально обученные команды «от большевиков» (якобы от ВРК) заняли узловые точки городской связи под свой контроль: телеграф, главпочтамт, важнейшие мосты. В ночь на 25.10. были, теми же спецкомандами, взяты вокзалы, телефонный узел, банки…

   Кстати, большевики тут отчего-то «странным» образом поменяли обычную «тактику революций»: никаких массовок-майданов, демонстраций и пр., – а действуют уже как профессиональные военные: блокируют «нервные» узлы, тихо и без лишнего шума: и почти без единого выстрела. Чувствуется «профессиональная рука». И это, уж точно, рука не «английская».

   В девятом часу вечера с «Авроры» выстрелила (вверх, холостым, дважды) кормовая зенитка, – давая тем самым кодовый сигнал «шлюпки к борту»: спецоперация «захвата власти» началась.

К этому времени, впрочем, Зимний дворец, как раковина, в которую запрятался рачок – «временное правительство», был основательно окружён, – вот теперь уже, собственно, «революционной массовкой» (куда ж без неё! – нужен ведь антураж «народного восстания»), числом ~ 12-20 тыс. чел., во многом – вполне анархистского толка (как «в июле»).

   По сути, к этому времени все узловые пункты связи и центры государственной власти уже были, без шума и пыли, взяты спецкомандами восставших. Охраняли «раковину» Зимнего дворца казачьи части, юнкера да женский батальон; сперва их было около 5-ти тысяч, но к вечеру, под воздействием соответствующей революционной агитации, и, тем более, под страхом выведенных на прямую наводку орудий и «предупредительных выстрелов» со стороны Петропавловской крепости, да и, в сущности, бессмысленности «умирать за министров-капиталистов», распропагандированные казаки ушли.

   Разогретая «массовка», впрочем, несколько раз пыталась пойти на штурм Зимнего, – но откатывалась при первых же ответных выстрелах, – тут тоже никто особо не хотел попадать под пули. – Начались-продолжились переговоры. – В итоге, как оказалось, и женский батальон и юнкера сами только искали хорошего повода, чтобы «сдаться». – И сдались. – «Сдающийся» женский батальон, разумеется, вызвал особую «радость» у возбуждённых матросиков и прочего анархического элемента. Ну а когда все они сдались, – и оборонять Зимний осталась, собственно, небольшая часть юнкеров, – то «восставший народ» хлынул в «открывшиеся» двери, – которые уже никто не охранял, – а«чёрный ход», как выяснилось, вообще, никем не охранялся…

   К слову, надо заметить, что основную зачистку внутренностей Зимнего дворца, – от возможных, действительно, серьёзных «огневых точек» сопротивления в коридорах дворца, – произвели, пока велись указанные «переговоры», всё те же, вышеупомянутые, спецкоманды, – дабы не было лишних эксцессов и жертв.

И когда вооружённые люди («массовка»), сметая всё на своём пути, ворвались внутрь дворца, то, многие из них, банально заблудились в коридорах-лабиринтах и стали пытаться искать выход наружу; кто-то начал банально грабить; а кто-то, вдруг, к вящей своей радости, обнаружил, в подвалах, винные погреба… И понеслась!…

   Перепуганные юнкера, те, кто не сдались сразу, теперь испуганно-панически сдавались.

   И, штришок к картине абсурда: только старые лакеи в ливреях стояли на своих местах, фаталистически воспринимая всё происходящее…

   Впрочем, у мародёров, на выходе, многое удалось впоследствии отобрать. – Всё-таки, очевидно, восстание-шоу имело довольно чёткий организационный план.

   Всё вышеописанное «народное безобразие», сиречь «штурм Зимнего», началось где-то около часу ночи, на 26.01.; и, как «вишенка на торте», заключительный аккорд – Чудновский и Антонов-Овсеенко, около 2-х часов ночи, «по расчищенной дорожке», пафосно арестовали «заседающих» министров-капиталистов…

   А ведь почти в это время открылся и II Всероссийский съезд Советов, – 25.10., около 22-30 вечера, в Таврическом дворце. – Большевистский переворот, в значительной мере, как раз и был приурочен к открытию данного Съезда: дабы поставить Съезд перед свершившимся фактом: мы уже взяли власть. Всё. Ура.

   Но как только на этом Съезде стало известно, что большевикам, действительно, удался их переворот, что они взяли власть и низложили «временное правительство», то… эсеры и меньшевики, в знак протеста против подобного захвата власти большевиками, покинули Съезд.

   Впрочем, это не сильно изменило расстановку сил, поскольку большинство на данном съезде и без того изначально принадлежало большевикам, – из 649 депутатских мест 390 принадлежало большевикам, 160 эсерам, 72 меньшевикам, – и этот «демарш», по сути дела, только ещё более усилил позиции большевиков.

После перерыва (~ с 2-х до 3-х ночи), вызванного необходимостью «переварить» информацию о взятии власти большевиками и соответствующего «демарша» меньшевиков и эсеров (впрочем, «левые» эсеры остались), в начале 4-го часа на Съезде было принято обращение к народу: «вся власть Советам!». Ну а на вечернем заседании: были приняты «Декрет о мире» (о немедленном перемирии и начале переговоров о мире) и «Декрет о земле» (о национализации всей земли, о конфискации помещичьих землевладений, равном распределении земли между крестьянами и т.д.). На следующий день Съезд избрал «Совет народных комиссаров», – «временное рабоче-крестьянское правительство», в соответствии с «Декретом о СНК» (27.10.), – обращу внимание, что тоже именно «временное правительство», т.е. «исполняющее обязанности» до «Учредительного собрания», – выборы в которое СНК, 27.10., честно назначил на 12.11.[7]

   Политический шоумен Лев Давидович и тут засветился, и впоследствии всем рассказывал, что это именно он придумал понятие «народный комиссар», – хотя казалось бы, какая разница, кто именно придумал?, – тут особо и придумывать нечего. Сам Троцкий стал в этом СНК НК иностранных дел; председателем правительства (СНК) стал В.И. Ленин; НК по внутренним делам – Рыков; по военным и морским делам – триумвират в лице Антонова-Овсеенко, Крыленко и Дыбенко; по делам национальностей – Сталин; etc.

   Впрочем, такой нюанс: сразу после этого избрания СНК, «взбунтовался» эсеро-меньшевистский Викжель, – о коем мы знаем ещё со времени его роли в блокировке «корниловского мятежа»,– и Викжель, действительно, представлял собой, на тот момент, серьёзную силу, поелику контролировал железно-дорожное сообщение, – по сути, основные транспортные артерии государства, –и , значит, вполне мог так или иначе «перекрывать кислород» любой власти. – Поэтому большевикам пришлось тут пойти, поначалу, на определённые уступки, в частности не назначать пока, – в соответствии с требованиями Викжеля созыва «однородного социалистического правительства», включающего представителей и от меньшевиков и от эсеров, – народного комиссара «по делам железнодорожников».

   И на этом мы пока закончим наше плетение, собственно, исторической канвы революционных октябрьских событий…

Октябрьский переворот – это был отнюдь не столько «конец», сколько лишь начало истории, пошедшей именно по этому пути, – впрочем, таящем в себе впереди множество новых перепутий и возможных разветвлений. Впереди нас ждали подковёрные схватки внутри самой большевистской элиты, разных её элитных групп и «агентов влияния»; игры большевиков с ключевыми Субъектами Игры, – британцами, транснациональным Капиталом, американцами, немцами; не говоря уж о противостоянии новой власти большевиков с местным туземным Капиталом и прочими «несогласными», Гражданская война и т.д.

   «Октябрь» – это, повторюсь ещё раз, был не конец пути, это было только начало, отправная точка: и дальнейший наш исторический путь тоже имел свою историческую возможность пойти совершенно в разных направлениях. Ибо мало власть взять, её нужно было её ещё и удержать, – наипаче в бушующем море глобальной политики, её Игр.

   И если бы, например, в своё время победу, в «противостоянии элит», на следующем историческом этапе, не одержала бы, условно, «группа Сталина», то, скорее всего, не было бы великого СССР, не было бы, вообще, нашей страны, как суверенного государства

   Но это уже будет, действительно, История последующих времён, – однако Ирония и Логика которой уже будут развиваться, собственно, в канве перепутья случившегося Октябрьского переворота…

 

 

[1] Несколько слов об упомянутом Ф.Э. Дзержинском

   Дзержинскй Феликс Эдмундович (1877-1926) – из польских шляхтичей; его отец – учитель гимназии (любопытная аналогия с Лениным и Керенским); родился недоношенным, когда его матушка упала, с лестницы, в погреб, – но родившийся ребенок не пострадал, и потому – «счастливый» (Феликс); в детстве хотел быть ксендзом (некоторая аналогия со Сталиным, правда того в священники, скорее, «толкала» его матушка, нежели он сам хотел); учился, в противоположность Ленину, – отличнику (с одной четвёркой «по «логике»), – неважно, «троечник», лишь по «закону божьему» имел «четвёрку».

   Возможно, в Феликсе, желавшем в детстве быть католическим священником, что-то так и осталось от несостоявшегося «Великого Инквизитора» (в том числе, и в хорошем смысле).

   К слову, учился он в одной гимназии, в Вильно, хоть и в разных классах, вместе с Ю. Пилсудским (будущим «польским диктатором»), – тоже, кстати, любопытная аналогия-совпадение с Лениным и Керенским.

   Вступил в социал-демократы Королевства Польши и Литвы. В 1900-м г. первый арест; однако вскорости бежал из ссылки, – и так, впрочем, будет повторяться почти ежегодно: по аналогии с известным киноафоризмом «украл – выпил – в тюрьму», в виде: «арест – ссылка – побег…»

   Участник революционных событий 1905-го г. За что, разумеется, тоже сел, и, тоже, опять, бежал… И т.д.

   …Освобождён из «Бутырки» в марте 1917-го г. Один из главных организаторов отрядов «красной гвардии» в Москве. Будучи поляком, однако, выступал против «права наций на самоопределение». Во время событий «октябрьской революции» входил в ВРЦ, руководил захватом главпочтамта и телеграфа…

   После «Октября», 07.12.1917., возглавил тогда же созданную «Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем» (ВЧК). Был, однако, против «Брестского мира» (наверное, потому что поляк, а Польша была на тот момент, собственно, захвачена немцами и, значит, её нужно было отвоёвывать), однако при голосовании по этому вопросу (23.02.1917.) всё же «воздержался». Временами принимал сторону Троцкого (в спорах того с Лениным), но далеко не всегда. В июле-августе 1918-го г., во время расследования провокационного убийства Мирбаха ушёл с поста главы ВЧК, ибо выступал на следствии в качестве свидетеля, которого подсудимые «заговорщики» брали в «заложники» (это отдельная прелюбопытная история). В октябре 1918-го – съездил «инкогнито» в Швейцарию (тоже весьма небезынтересная история).

   Занимал-совмещал различные высокие государственные посты: народный комиссар внутренних дел с марта 1919-го по июль 1923-го гг., НК путей сообщения с апреля 1921-го г., председатель ГПУ в 1922-1923-м гг., с февраля 1924-го г. председатель Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), etc. Организовывал борьбу с беспризорностью (после Гражданкой войны в стране ~ 5 млн. беспризорников!). Умер, по-видимому, вследствие морального и физического перенапряжения, от инфаркта (ибо, действительно, пахал за троих).

[2]Чудновский Григорий Исаакович (1890-1918) – племянник народовольца Соломона Чудновского; меньшевик (с 1905-го г.); с 1910-го г. – в ссылке; с 1913-го г. – за границей. Большой приятель Парвуса-Гельфанда, а также – Мартова-Цедербаума и Троцкого-Бронштейна; вместе с последним – пребывал в СГА; «межрайонец»; вместе с Троцким отправился в Россию, – и с ним же и был арестован «на канадской границе», – и с ним же и прибыл в Петроград. Арестовывал «временное правительство» (в ночь на 26.10.) и препроводил оное в казематы Петропавловской крепости (где те встретились с ещё весной арестованными членами последнего «царского правительства», – тоже шутка Истории).

   Воевал против войск Краснова и Керенского (26.10.-31.10). В ноябре послан устанавливать советскую власть на «украине». Погиб в бою с немцами.

[3] См. об этом текст: О. Стрижак «И приснился мне сон… или иной взгляд на октябрьскую революцию». Возможно, самое близкое к реальности из всего, что было написано по теме «октябрьского переворота».

[4] Возможно, Ленин здесь, делая столь пока ещё, казалось бы, опрометчивое заявление, уже знал, что «специальные группы» уже зачистили и взяли под контроль всё, что надо, и, по сути, дела, осталось только осуществить последний акт «спектакля», а именно: «народное восстание», овладевающее Зимним дворцом, с завершающим тут актом-аккордом ареста «временного правительства».

[5] Впоследствии, Керенский всё же не раз будет ловко переодеваться, – создаётся такое впечатление, что ему даже это весьма нравилось, – когда откуда-нибудь убегал-скрывался: 31.10., после поражения его и Краснова, наступавших на Петроград, когда Краснов его вот-вот уже «сдавал» большевикам, Керенский успеет сбежать в костюме матроса, скрыв лицо шофёрскими очками; когда он будет уезжать-сбегать из России через Мурманск, в июне 1918-го г., на английском корабле, он, перед этим, будет 10 суток ехать в поезде в виде сербского офицера, с сербским паспортом (выданном ему, для конспирации, англичанами).

[6]Моонзундское сражение – произошло с 12 по 20 октября и представляло собой, по-видимому, попытку немцев («а вдруг, прокатит!») совершить морской марш-бросок на Петроград, надеясь на то, что русский флот, вообще, уже утратил полностью боеспособность, – и, таким образом, «обезглавить» Россию, т.е. вывести её из Игры-Войны. Однако, вот, многократно превосходящие силы немцев упёрлись в русскую морскую оборону вокруг Моонзундского архипелага (всего около 500 островов, крупнейшие – Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго), Муху (Моон)), напротив эстонских берегов, и, понеся серьёзные потери в кораблях и в живой силе (потеряв в 4 раза больше кораблей, чем у русских), хоть и захватили, собственно, острова, дальше уже не пошли. Русская эскадра ушла на север.

[7] Необходимость созыва «учредилки», как своего рода «совещания» относительно будущего устройства правления в Земле Русской, была утверждена ещё с самого начала образования «временного правительства», и более менее точная дате её созыва была, первоначально, установлена 1КВП 04.06.: с датой выборов на 17.09. и созыва 30.09.; однако чуть позже, под давлением обстоятельств, эти даты слегка подвинулись, и 2КВП переназначило дату выборов в «учредилку» на 12.11., а созыв – на 28.11. Большевики, проведя выборы 28.11., созыв, собственно, «учредилки» слегка подвинули до 05.01.1918.

 

См. "Домарки в послесловие":

http://gleb-negin.ucoz.ru/blog/1917_ironichnaja_logika_revoljucii_domarki_v_posleslovie/2017-11-06-91

 

P.S. Актуально-интересные видео в тему:

1.А.И. Фурсов о причинах Октябрьской революции:

2.И.С. Ашманов о "социальных сетях" и информационных войнах:

 

Просмотров: 32 | Добавил: defaultNick | Теги: ирония истории, октябрьская революции, лукавый разум, взятие Зимнего
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz